Carpe Retractum

Объявление



СОБЫТИЯ В ИГРЕ:
Из Азкабана был совершен массовый побег Пожирателей Смерти, что понесло за собой множество жертв среди Авроров, охраняющих тюрьму. Магический мир в ужасе от обрушившейся на него новости, особенно после недавно парящей над Лондоном Черной Метки. Министерство Магии озабочены повышением мер безопасности волшебников. А в клинике святого Мунго происходит все больше интересных событий...
В ИГРУ СРОЧНО НУЖНЫ:
• Редьярд Монтегю
• Джастин Финч-Флетчли
• Кристофер Яксли
• Марта Робертс
• Стреджис Подмор
• Тибериус Огден
• Теодор Нотт
КВЕСТОВАЯ ОЧЕРЕДНОСТЬ:
• 3 Зеркало, зеркало на стене - Game Master
• 5.1 Рок-н-ролл, господа Авроры - Jane Gofman
• 8 А ночи здесь тихие - Tracey Davis
• 9 Белыми нитками - Ronald Weasley
• 11 Театр теней vol. 1 - Rabastan Lestrange
•12 Малфоевский переполох - Draco Marfoy
•13 Храните деньги... - Gwenog Jones
•14 Военный синдром - Rionach O'Neal
•15 Вспомнить все - Neville Longbottom

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Carpe Retractum » Архив незаконченных отыгрышей » Купание с аллигатором


Купание с аллигатором

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://se.uploads.ru/ogGwO.gif
Я хочу, чтобы вы запомнили меня именно так. Как женщину, которая вас отшлёпала.

Название: "Купание с аллигатором".
Участники: Katissa-Raquel Spiegel & Margaret Selwyn.
Место действия: бордель для чистокровных волшебников вблизи Лютного переулка.
Время действия: ноябрь 1996г.
Описание: приоритетом Маргарет Селвин всегда была карьера. А разве есть лучшее время для стремительного продвижения по службе, чем военное? Женщина готова практически на всё, лишь бы перешагнуть очередную ступень карьерной лестницы.
И вот до мадам Селвин доходят слухи, что рядом с Лютным переулком есть бордель для чистокровных волшебников, где часто собираются Пожиратели смерти. Маргарет решает проникнуть туда под видом обычной клиентки и попытаться раздобыть полезную о них информацию. И надо же было случиться такому везению - женщина попадает "в руки" самой хозяйки борделя.
Предупреждения: femslah, bdsm.

Отредактировано Margaret Selwyn (2014-07-25 13:30:07)

+3

2

Холодный ноябрьский ветер рвал полы мантии, заставляя меня усердно кутаться в неё, чтобы не замёрзнуть.
Я аппарировала недалеко от Лютного переулка - в улице от той, где расположен нужный мне бордель. Ещё раз проверив карман, и убедившись, что нигде по пути не выронила кошелёк с деньгами и ключами, я направилась в сторону нужного мне дома.
Я ужасно нервничала, время от времени моя идея казалась мне бредовой и я готова была тут же её бросить. Но всё-таки брала себя в руки и упрямо двигалась вперёд.
Устное описание места расположения борделя, данное мне приятелем, полностью соответствовало действительности, так что я без труда обнаружила его в ряду соседних зданий. Перед тем как подойти к массивной двери, сделала глубокий вдох и ещё раз напомнила себе зачем я здесь.
Мне нужно раздобыть информацию о Пожирателях. Мне это действительно очень нужно.
Была ли цена, которую я готова заплатить за сведения о приспешниках Того-кого-нельзя-называть, высокой? Не знаю. Но я ведь фактически собиралась использовать своё тело в качестве оплаты за информацию. И хоть я невинной девочкой давно уже не была, всё равно я чувствовала смущение. Я ещё ни разу не посещала бордель и даже не знала ни одной женщины, которая была бы клиенткой подобного заведения. Хотя, может быть, мои знакомые просто об этом молчат - и в самом деле, не кричать же о подобных увлечениях на весь свет. Я, по крайней мере, точно никому не буду рассказывать о своём сегодняшнем визите сюда.
Поправив сбившуюся ветром причёску, я подошла к двери и, набрав в лёгкие воздуха, решительно толкнула её.
После вечерней темноты улицы, ударивший мне в глаза свет из холла, показался ослепительным. Я быстро перешагнула порог и прикрыла за собой дверь, замерев у входа. Из соседнего помещения раздавалась приглушённая музыка и смех. Оттуда же появилась невероятно красивая девушка - стройная, словно статуэтка, кареглазая блондинка в едва прикрывающем привлекательное тело платье.
Я пожалела, что не догадалась воспользоваться оборотным или какими-нибудь маскирующими чарами. На худой конец сгодился бы и натянутый на глаза капюшон, но сейчас об этом было поздно думать.
- Что вам угодно? - поинтересовалась кареглазая девушка, улыбаясь - но всё же как-то насторожено. Её взгляд, блуждающий по моей фигуре, был любопытен и отчего-то несколько удивлён.
Я не удержалась и последовала за её взглядом - отметила на себе элегантную тёплую чёрную мантию, не менее элегантные сапоги на высоком каблуке-шпильке. Под мантией было спрятано тёмо-синее платье-футляр.
Может быть моя некоторая официальность выглядит здесь неуместно?
Мне захотелось сбежать, но я заставила себя остаться на месте.
- Добрый вечер, - я продемонстрировала уверенную улыбку, хотя внутри меня уверенностью и не пахло. - Я желаю воспользоваться... услугами вашего заведения.
Блондинка кивнула и уточнила:
- Вы же знаете, что услуги у нас предоставляют исключительно девушки?
Я нервно сглотнула, понимая что именно имеет в виду блондинка.
- Конечно я в курсе.
Быть с женщиной в постели мне не доводилось. Однако не думаю, что тут моя неопытность может кого-то удивить... И всё равно, в голове роились разные неприятные мысли, сомнения.
А не уйти ли мне отсюда, пока не поздно? А смогу ли я вытерпеть то, что мне предстоит? А не разоблачат ли меня?

Отредактировано Margaret Selwyn (2014-07-27 07:15:49)

+1

3

Катисса блуждала по длинным светлым коридорам, то и дело натыкаясь на тумбочки и шкафы. Где-то позади нее негромко ухнула сова и... Тук! Тук! Фрау Шпигель встревоженно дернулась и проснулась. Подняв голову, обнаружила себя, лежащей на шелковом постельном белье цвета кофе с молоком. Совершенно обнаженная, не считая браслетов и колец на тонких изящных руках. Нехотя поднявшись, Ракель потянулась словно кошка и мягко зевнула в ладонь. Хоть вставать совершенно не хотелось, долг звал девушку вниз, к гостям. Пусть, услуги она не предоставляла (ну, или почти не предоставляла), она была лицом этого заведения. И она знала всех постоянных клиентов. Знала о чем с ними говорить, какую девушку предложить, чего пожелать на прощание. А поэтому Катисса облачилась в маленькое черное платье, накинула такие же черные туфли на шпильке и оценила себя в зеркале. Идеально белая кожа не нуждалась в гриме, а вот губы она подкрасила алым. Пару взмахов тушью по ресницам и девушка уверенно улыбнулась своему отражению. Она была великолепна, превосходна, идеальна.
- Впрочем, как всегда. -тонко подметила брюнетка своему отражению.
Проведя тонкими, словно паучьими, пальцами по волосам, Катисса-Ракель Шпигель вышла из своей спальни и степенным шагом спустилась в  холл. Прямо к красавице блондинке и новой гостье. Гостья, надо заметить, хоть и была красива, чувствовала себя неуютно. Это было видно по ее жестам, по глазам. Даже по излишне уверенному тону. Ракель чуть склонила голову, глядя на женщину и бросила блондинке,
- Спасибо, Мириам, дальше я сама. Возвращайся к гостям. - после этих слов красотка лучезарно улыбнулась и упорхнула обратно в большую гостиную, где, судя по звукам, заседали постоянные гости. На прощание лишь бросила еще один беглый взгляд на гостью и сказала Катиссе,
- Да, Госпожа.
Катисса словно не заметила этого. Она в упор смотрела на пришедшую.
- Вы здесь впервые. - Катисса не спрашивала. Она лишь говорила то, что видела. - И вам здесь не нравится. Пока не нравится. - лукавая улыбка тронула губы фрау Шпигель. - Это все поправимо. Кроме, разве что, мотивов, которые вас сюда привели.
Катисса преодолела последние три ступеньки и встала подле гостьи. От последней приятно пахло какими-то цветами и ванильным сахаром. На этот раз Ракель заговорила намного тише, чтобы никто в доме больше ее не услышал, кроме новой гостьи,
- Ваш строгий деловой вид выдает вас с головой. Вы нервничаете. Но вы считаете своим долгом находиться здесь. А значит, вам нужно что-то совершенно конкретное. Что именно? Два варианта. Мои девочки - это первый вариант. Но едва ли вы влюблены в одну из моих нимф. - окинув гостью игривым взглядом, Ракель подметила, - Едва ли вы вообще когда-либо были с женщиной. Второй вариант мне не нравится. Он касается моих гостей. Возможно, конкретного гостя. Или какой-то компании.
Катисса прервала тихий монолог, чтобы отойти к маленькой тумбе в прихожей и взять из нее тонкий мундштук из слоновой кости, в который была вставлена коричневая сигарета с легким ароматом корицы. Закурив, фрау вернулась к гостье и продолжила монолог,
- Ваш вид говорит о вашей должности. Нервозность об образе жизни. Вы бумагомаратель. Гринготтс возможно, Министерство вероятно, Мунго едва ли. Значит ли это, что вам не получить желаемого? Отнюдь. Это значит, что желаемое будет стоить вам дороже, чем другим гостям моего заведения. Я с легкостью оказываю любые услуги, но в ответ могу потребовать чего-угодно. Если вы принимаете условия игры, прошу идти за мной. Я лично займусь вашим... делом.
Телом, дорогая. Я лично займусь твоим телом. Ибо до боли страстно желаю узнать, что скрывается под этой мантией.
Обернувшись уже у лестницы, Катисса без тени улыбки сказала,
- Я не представилась. Фрау Катисса-Ракель Шпигель. Хозяйка.
Не "хозяйка борделя", нет. Именно, что хозяйка. Всего. Всех. Доминантка. Сильная. Независимая. Властная. Желанная. Ракель являла собой квинтессенцию того, чего хочет рядовой мужчина. Или женщина.
Не обращая внимания на гостью, Ракель стала подниматься по лестнице. Она была в полной уверенности, что бизнес леди проследует за ней. И вовсе не удивилась, увидев ее подле себя, когда открывала золотым ключом дверь второй своей спальни.

+3

4

То, что появившаяся передо мною женщина - Фрау Катисса-Ракель Шпигель, хозяйка борделя, я поняла сразу. Прежде чем сюда заявиться, я успела получить колдографию фрау и как следует её изучить. Уже по тому, что я увидела на колдографии, я смогла сделать вывод, что она женщина очень непростая и с ней придётся быть крайне осторожной.
В реальности хозяйка борделя при первом же взгляде на неё произвела на меня неизгладимое впечатление. И если бы наше знакомство ограничилось лишь одной встречей, даже лет через двадцать или больше, я бы всё равно могла её вспомнить.
Прежде всего, я отметила её внешней вид. И при всём минимализме (как в деталях, так и в длине платья) фрау Шпигель блистала элегантностью. Я не знаю её родословной, но умение себя преподнести и держать, выдаёт в ней изрядную долю благородной крови. А как иначе? К голодранке с жалким видом не пошли бы чистокровные волшебники - даже в поисках приключений.
Обращение "госпожа", которое было использовано блондинкой к фрау, очень Катиссе-Ракель подходило. Властность сквозила в каждом слове, в каждом взгляде и в каждом движении женщины.
- Вы здесь впервые, - хозяйка борделя смерила меня взглядом. На её реплику я лишь приподняла брови. - И вам здесь не нравится. Пока не нравится, - я скептически улыбнулась. - Это все поправимо. Кроме, разве что, мотивов, которые вас сюда привели.
Пожалуй, мне следовало возразить. Но я предпочла послушать дальше.
Каждое слово - оценка, заключение - было словно ударом хлыста по моему самолюбию. Неужели я настолько плоха, что эта женщина может так просто меня прочитать? То, что при всей правильности выводов легилименцией она не пользовалась - я знала точно. Я бы почувствовала это.
- ... Значит ли это, что вам не получить желаемого? Отнюдь. Это значит, что желаемое будет стоить вам дороже, чем другим гостям моего заведения. Я с легкостью оказываю любые услуги, но в ответ могу потребовать чего-угодно. Если вы принимаете условия игры, прошу идти за мной. Я лично займусь вашим... делом.
Закончив свой монолог, женщина подошла к лестнице, ведущий на второй этаж. Обернувшись ко мне, добавила:
- Я не представилась. Фрау Катисса-Ракель Шпигель. Хозяйка.
Я усмехнулась властному тону и всей её тираде.
После представления, фрау Шпигель стала подниматься наверх, больше не кинув на меня не единого взгляда.
Это было очень удобным временем, чтобы беспрепятственно уйти. Меня фактически раскусили, но я себя ещё не раскрыла - не подтвердила своих намерений, не назвала своё имя.
Но я предпочла не трусливо бежать, а бороться за то, ради чего сюда пришла.
Проходя мимо гостиной, наполненной людьми, всё-таки накинула на голову капюшон и высоко подняла воротник. Как бы то ни было, но перед гостями борделя, я светиться не желала.
На втором этаже, фрау Шпигель остановилась у одной из дверей и открыла её золотым ключом. Я усмехнулась этой претенциозности, которая сквозила буквально в каждой детали обстановки данного заведения.
- Вы были так уверены, что я последую за вами? - спросила я, вставая рядом с хозяйкой борделя и кладя свою руку поверх её руки, открывающей дверь.

Отредактировано Margaret Selwyn (2014-07-30 01:26:40)

+1

5

Золотой ключ мягко повернулся в скважине замка в тот момент, когда рука гостьи легла на руку Катиссы. Фрау Шпигель подняла взгляд и приподняла бровь, услышав вопрос. Ее губы растянулись в полуулыбке.
- Я всегда уверена, мадам. Не было того, кто не последовал.
Распахнув дверь, Катисса пропустила вперед гостью и зашла следом. Теперь, после пафосно богатого холла, они оказались в большой теплой комнате. Стены здесь были выкрашены в цвет кофе с молоком. Слева призывно стоял мягкий бежевый диван, справа кровать под шифоновым балдахином цвета слоновой кости. А прямо перед женщинами полыхал большой старинный камин, на полке которого громоздились книги и свечи. Шаги Катиссы приглушал ковер с длинным ворсом светло-бежевого цвета. Проходя мимо своей гостьи, Ракель вполне умышленно дотронулась холодными пальцами до ее руки. И вновь встала напротив женщины в плаще. Протянув руку, скинула капюшон с головы гостьи и удовлетворенно улыбнулась.
- Так лучше. Вы не представились. Впрочем, вы не хотите выдавать себя... Вы ведь собой не довольны? - однако ответа она не дожидалась, словно говорила лишь с самой собой, - Не довольны, конечно. Никому не нравится, когда его игру перекраивают под чужие правила. Как говорится, со своей верой в чужой монастырь.
В пальцах левой руки все еще был зажат мундштук, в котором тихонько тлела сигарета. Хозяйка борделя сделала затяжку, вдыхая пряный аромат и продолжила,
- Впрочем, к чему мне ваше имя? Я не хочу его знать. Не хочу знать чем вы живете и какие книги читаете. Я хочу узнать лишь каковы вы на вкус. - она усмехнулась, вызывающе глядя в глаза своей гостье. - Но догматы общение диктуют определенные правила. Я должна вас как-то называть. Я буду звать вас мадам Склэвин. Мне по душе все немецкое...
Немецкое, звучное, грубое. Моя родина, моя альма-матер. Вы знаете, мадам, что означает ваше новое имя? Оно звучит грубо, но лаконично. И на английский его можно перевести лишь на один манер. Рабыня.
Оставив гостью, Ракель подошла к камину и выкинула сигарету. Мундштук положила на каминную полку и вернулась к мадам Склэвин.
- Здесь жарко. И будет еще жарче. Я помогу вам раздеться, мадам Склэвин. - с этими словами Катисса изящным движением освободила гостью от плаща, который тут же отшвырнула на диван, словно обычную тряпку.
- Ткань... Как многое она скрывает... Как банально и не уместно! Пройдет еще немного времени, прежде чем вы будете в том, в чем я хочу вас видеть. В белье. И только. А пока я хочу угостить вас бокалом красного вина.
Фрау Шпигель вновь вернулась камину, где сбоку приютился крохотный комод, выполнявший функцию бара. Достав два пузатых винных бокала и бутылку отменного вина, фрау разлила кроваво-красную жидкость в сосуды и вернулась вновь к мадам Склэвин. Протянув ей бокал, Катисса наклонила свой и сделала глоток вина, по-прежнему не сводя глаза с гостьи.
- Поверьте, бокал вина сделает наше общение более приятным.
Бокал фрау Шпигель завис в воздухе, а сама хозяйка лишь едва повела плечом, как ее платье мягко опустилось на ковер, словно только этого и ждало. Протянув тонкие пальцы, Ракель коснулась ими щеки великолепной брюнетки. Пальцы порхающими движениями переместились на затылок. Одно властное движение и Катисса буквально впилась острым поцелуем в губы мадам Склэвин. Острым не в силу ощущений, но в силу того, что Ракель кусала губы своей гостьи, всецело наслаждаясь этим грубым поцелуем. Отстранившись, фрау Шпигнель вернула бокал в свою изящную руку и просто сказала,
- Я хочу, чтобы вы разделись.
Впрочем, было в ее тоне что-то такое... Что напоминало скорее приказ, никак не пожелание.

Отредактировано Katissa-Raquel Spiegel (2014-08-01 03:25:14)

+1

6

- Я всегда уверена, мадам. Не было того, кто не последовал.
На эту реплику я лишь приподняла брови. Какая самоуверенная женщина!
Обычно, чужая самоуверенность меня раздражает. Но не в случае с фрау Шпигель. Вполне вериться, что этой женщине подвластно всё, о чём она говорит.
Проследовав за хозяйкой борделя в комнату, я остановилась недалеко от двери. Окинула беглым взглядом комнату, затем стала разглядывать фрау Шпигель. Её невозмутимый вид: поза, взгляд, движения, да даже курение в конце концов, несколько меня раздражали. Я не привыкла, чтобы люди в моём присутствии оставались такими... спокойными.
- Так лучше. Вы не представились. Впрочем, вы не хотите выдавать себя... Вы ведь собой не довольны? Не довольны, конечно. Никому не нравится, когда его игру перекраивают под чужие правила. Как говорится, со своей верой в чужой монастырь.
- Я знала на что иду, когда отправлялась сюда, - я холодно улыбнулась, выслушав хозяйку борделя. Не слишком ли много вы позволяете себе суждений обо мне?..
- Впрочем, к чему мне ваше имя? Я не хочу его знать. Не хочу знать чем вы живете и какие книги читаете. Я хочу узнать лишь каковы вы на вкус. - я удивлённо и несколько возмущённо фыркнула. - Но догматы общение диктуют определенные правила. Я должна вас как-то называть. Я буду звать вас мадам Склэвин. Мне по душе все немецкое...
- Можете называть меня, как желаете, фрау Шпигель.
Немецкий я не знаю, поэтому в уме поставила галочку - разузнать, как переводится "Склэвин".
Катисса-Ракель отошла от меня, чтобы взять два бокала вина. Я продолжала изучать женщину, пристально следя за каждым её движением. Пожалуй, вынуждена признать, что ни у кого больше из представительниц прекрасного пола, я не видела такой изящной, и в то же время соблазнительной походки.
Подавая мне вино, женщина произнесла:
- Поверьте, бокал вина сделает наше общение более приятным.
Я довольно решительно приняла предложенный напиток, даже не подумав о том, что в него может быть что-то подмешано. Обычно я предпочитаю не пить в незнакомой обстановке из опасения попасть под действие зелья. Но в этот раз я попала под очарование необычной для меня ситуации и необычной женщины.
Сделав небольшой глоток, я с удивлением увидела, как платье соскальзывает с фрау Шпигель и падает на пол, оставляя женщину абсолютно голой.
Ещё никогда я не оказывалась рядом с обнажённой женщиной, наедине, да ещё так близко. Я не могла оторвать взгляд от её фигуры, отмечая каждый изгиб тела, задерживаясь на упругой груди, с дерзко торчащими сосками, и плоском животе.
Я упустила тот момент, когда Катисса-Ракель потянулась ко мне и затем привлекла к себе в грубом поцелуе.
Никто и никогда так меня не целовал. Муж дарил нежные ласки, а мои малочисленные любовники - жаркие, страстные, но... тоже нежные и... пресные.
Я чувствовала боль. Но и наслаждение тоже. Что было весьма странным. Мой первый поцелуй с женщиной принёс мне кучу противоречивых эмоций, от которых я забывала как дышать.
Когда фрау Шпигель отстранилась, я могла лишь смотреть на неё широко распахнутыми глазами. Облизнув губы, на которых ещё чувствовался вкус поцелуя, я не нашла ничего лучшего, как сделать ещё один глоток вина.
Проклятье! Пальцы мелко подрагивали от нервного возбуждения.
- Я хочу, чтобы вы разделись, - слова хозяйки борделя прозвучали как приказ. И это меня привело в едва контролируемое бешенство.
Да кто ты такая, чтобы мне приказывать?!
- С чего я должна это делать? - поинтересовалась я, стараясь, чтобы мой голос звучал холодно и высокомерно. Единственное, что мне сейчас хотелось сделать - это "сохранить лицо" и всё-таки извлечь хоть небольшую пользу из моего здесь пребывания.
- Вы сказали, что я смогу получить то, ради чего сюда пришла, если приму ваши условия. Так озвучьте мне их. Чего вы хотите? Денег? Назовите сумму. Решения проблем вашего заведения или ваших лично? Я и с этим смогу помочь.
Я ещё не до конца понимала, какую игру затеяла Катисса-Ракель, потому, словно слепой котёнок, тыкалась во всех доступных мне направлениях.

Отредактировано Margaret Selwyn (2014-08-02 01:45:02)

+1

7

Катисса с улыбкой выслушала вопросы своей гостьи. Улыбка была точно такой, какая бывает у родителей, наблюдающих за забавными и нелепыми ошибками неумелого дитя. Мадам Склэвин оказалась лицом к лицу с Госпожой. Но что-то в ней упрямо твердило, что нужно сопротивляться. Нужно давать отпор. Такое Катиссе было не впервой. Поверьте, многие женщины ведут себя так в подобной ситуации. Это защитная реакция и не более того.
Фрау Шпигель усмехнулась, отошла к дивану и села, закинув ногу на ногу. Свою наготу она не старалась ни скрыть, ни показать. Скорее вела себя столь же естественно, как если бы на ней была одежда.
- Мадам Склэвин... Послушайте то, что я скажу. Я не люблю повторяться. И не стану этого делать даже для вас. Поэтому вам стоит обратить повышенное внимание на мои слова. - Ракель прервалась, чтобы сделать глоток вина и отметила, что все еще чувствует вкус губ Склэвин на своих собственных губах.
- По порядку? С чего вы должны раздеваться? Я бы предпочла, чтобы вы это делали с...верху. И с моего позволения. Начните с платья, к примеру. А если вам интересна причина, по которой вы должны это делать, то здесь все еще проще. Именно эта причина будет сопровождать все, чего я от вас потребую. Потому что я так хочу. - еще один глоток вина и ни малейшего подобия улыбки. Катисса всего лишь диктовала свои правила игры. И в данном случае их стоило принять. Или лишиться того, за чем сюда пожаловала мадам Склэвин.
- Что же касается информации и платы... Осмотритесь. Вы всерьез считаете, что я нуждаюсь в деньгах? Или в урегулировании каких-либо проблем? Отнюдь. У меня есть все. Кроме того, что я хочу в данный момент. Вас. Ваша плата - это вы, мадам Склэвин. И давайте условимся о крайне важном аспекте нашего общения. Я говорю - вы делаете. Только в этой последовательности. Я не говорю - вы не делаете. Вы не задаете вопросов. Вы не возражаете. Вы подчиняетесь. Хотите вы этого или нет меня не интересует. Я гарантирую лишь одно - вам понравится.
И еще тише чем прежде, Ракель добавила будто бы голосом змея, совратившего Еву,
- Вам понравился этот поцелуй. Как и мое тело. Можете соврать мне, но вам не удастся соврать себе самой. Я не могла допустить ошибки, посчитав вас не глупой женщиной.
Переведя дух после довольно тихого монолога, в котором сквозила все та же властность, что и раньше, Ракель вновь пригубила вина и продолжила,
- Информацию вы будете получать частями. Глупо было бы все вот так разом вам рассказывать. Мой бордель не место для исповеди или трепа глупых подружек. Мой бордель для удовольствия. Так вот, вы будете получать порцию информации каждый раз после выполнения всех моих указаний. Как видите, все довольно просто. Я получаю своё, вы получаете своё.
Допив остатки вина, Катисса приманила бутыль из бара. Последняя, в свою очередь, ловко наклонилась над бокалом и щедро плеснула в него красной жидкости. Сделав очередной глоток терпкого напитка, фрау Шпигель воззрилась на гостью и холодно сказала,
- Разговоры окончены. А теперь. Я. Хочу. Чтобы вы. Разделись. Сейчас же.

Отредактировано Katissa-Raquel Spiegel (2014-08-02 02:10:52)

+1

8

- Мадам Склэвин... Послушайте то, что я скажу. Я не люблю повторяться. И не стану этого делать даже для вас. Поэтому вам стоит обратить повышенное внимание на мои слова.
Я иронично приподняла одну бровь.
"Мне? Обратить повышенное внимание?"
- По порядку? С чего вы должны раздеваться? Я бы предпочла, чтобы вы это делали с...верху. И с моего позволения. Начните с платья, к примеру. А если вам интересна причина, по которой вы должны это делать, то здесь все еще проще. Именно эта причина будет сопровождать все, чего я от вас потребую. Потому что я так хочу.
"Потому что я так хочу" - эхом отдалось в моей голове и я почувствовала неприятный холодок, пробежавший по моей спине.
Глядя на то, как фрау Шпигель отпивает вино, мне захотелось того же. Я поднесла свой бокал к губам и сделала маленький глоток вина, наслаждаясь вкусом и продолжая внимательно слушать хозяйку борделя.
- Что же касается информации и платы... Осмотритесь. Вы всерьез считаете, что я нуждаюсь в деньгах? Или в урегулировании каких-либо проблем? Отнюдь. У меня есть все. Кроме того, что я хочу в данный момент. Вас. Ваша плата - это вы, мадам Склэвин. И давайте условимся о крайне важном аспекте нашего общения. Я говорю - вы делаете. Только в этой последовательности. Я не говорю - вы не делаете. Вы не задаете вопросов. Вы не возражаете. Вы подчиняетесь. Хотите вы этого или нет меня не интересует. Я гарантирую лишь одно - вам понравится.
Я поперхнулась вином.
"Что? Я - плата?" Впору было чувствовать себя проституткой.
Тем более что я действительно была готова сразу же согласиться на условия фрау Шпигель, не смотря на первоначальное удивление.
- Вам понравился этот поцелуй. Как и мое тело. Можете соврать мне, но вам не удастся соврать себе самой. Я не могла допустить ошибки, посчитав вас не глупой женщиной.
- Вы не ошиблись, - спокойно произнесла я. - Да и лгать я не люблю.
- Информацию вы будете получать частями. Глупо было бы все вот так разом вам рассказывать. Мой бордель не место для исповеди или трепа глупых подружек. Мой бордель для удовольствия. Так вот, вы будете получать порцию информации каждый раз после выполнения всех моих указаний. Как видите, все довольно просто. Я получаю своё, вы получаете своё, - закончив говорить, женщина вернулась к вину. Я допила свой бокал и поставила его на каминную полку. Затем подошла к фару и официальным тоном заявила:
- Я согласна на ваши условия. С одной лишь оговоркой - дальнейшего сохранения моего инкогнито как для вас, так и для ваших... девушек. И их клиентов, конечно же.
Катисса-Ракель посмотрела на меня и холодно произнесла - снова в приказном тоне.
- Разговоры окончены. А теперь. Я. Хочу. Чтобы вы. Разделись. Сейчас же.
Мне не понравилось, как это было произнесено, но я промолчала - разумно решив, что мои замечания будут излишними и бесполезными.
Я не собиралась тянуть время, поэтому сразу же приступила к тому, что от меня требовалось.
Расстегнув молнию сбоку, я стянула с себя платье через низ, позволив мягкой ткани соскользнуть на пол. Перешагнув через него, чтобы случайно не наступить, я встала ближе к фрау Шпигель и выпрямилась, гордо расправив плечи и высокомерно вздёрнув подбородок.
На мне остался комплект чёрного дорогого кружевного белья и такого же цвета чулки на подвязках. На ногах - сапоги, которые я не спешила снимать. На случай если всё это окажется просто игрой и мне нужно будет быстро одеться.
Усмехнувшись я приподняла брови, как бы спрашивая "вы этого хотели?".

Отредактировано Margaret Selwyn (2014-08-06 02:11:15)

+1

9

Ракель все также вальяжно и свободно сидела на диване, глядя на свою гостью. Уместно было бы сказать "на свою новую игрушку", однако это было бы враньем. Звучит красиво, но правды не передает. К таким женщинам, к тем женщинам, которых фрау Шпигель выбирала сама, она никогда не относилась, как к игрушкам. Отнюдь. Она относилась к ним с уважением, почтением, интересом. Игрушка - это то, что неумелый ребенок сломает через десять минут игры. А женщина, стоявшая перед Ракель - это объект вожделения. Однако, и игре находилось место.
Гостья наконец-то услышала правила фрау Шпигель. Услышала и приняла их. Это было сладко, словно сочный переспевший персик - подчинять горделивую женщину, которой без сомнения и самой по душе была власть. Во всех ее проявлениях. Но платье оказалось на полу. Именно так, как того хотела Катисса. Именно так, как и бывает всегда. Ракель одарила гостью удовлетворенной улыбкой и ответила на ранее заданный вопрос в свой адрес,
- Я уже говорила, что мне не интересно кто вы есть. Каждый получает свое.
Встав с дивана, Ракель обошла мадам Склэвин, даже не взглянув на нее и удалилась к прикроватной тумбе. Вскоре она однако вернулась, играя на указательном пальце правой руки кожаными ремешками-наручниками. В левой руке все еще был бокал с вином, которое Катисса неспешно попивала все это время. Подойдя к гостье, фрау Шпигель подбросила бокал в воздух и щелкнула пальцами - бокал в мгновение ока исчез в воздухе, не успев пролить ни капли красной жидкости на светлый ковер.
- Мне нужны ваши руки. - дождавшись исполнения приказа, Катисса надела на руки мадам Склэвин кожаные ремни, сцепленные между собой короткой цепью. Такие наручники были хороши тем, что не давили на запястья и выбраться из них было крайне сложно. Изловчившись, можно выскользнуть из классических металлических наручников, но кожаные ремни - совсем другое дело. Надежно, просто, изящно. Проверив крепления на ремнях и на цепи, Катисса холодным взором окинула тело гостьи. Оно ей не нравилось? Напротив. Просто хозяйка борделя была сосредоточена. Как бы там кому ни казалось, а постельные утехи в стиле бдсм - это не просто порка и унижение. Это искусство. И оно требует руки творца. Требует концентрации внимания на достижении удовольствия обеих сторон.
Холодными, словно мрамор, пальцами Ракель провела по бархатной коже живота мадам Склэвин, поднимаясь прикосновениями вверх к груди. Когда пальцы встретились с кружевной тканью бюстгальтера, Ракель вскинула бровь и посмотрела в глаза своей гостье. Не отрываясь взглядом от глаз мадам Склэвин, Ракель пальцами одной руки ловко расстегнула замочек бюстгальтера. Проворные пальцы тут же отстегнули бретельки и ненужная деталь туалета была откинута к платью. Глазам Катиссы предстала грудь женщины. Изящная красивая грудь, одного взгляда на которую хватило бы, чтобы потерять нить реальности на несколько минут. Однако фрау Шпигель, как женщина в таких делах искушенная, едва только взглянула на прелести своей гостьи. Её взгляд вновь вернулся к глазам мадам Склэвин, а руки легли на обнаженную грудь последней. Подойдя чуть ближе, Ракель вновь впилась в губы гостьи острым сладострастным поцелуем, в это же время сжимая ее грудь холодными руками. Едва оторвавшись от губ мадам Склэвин, Ракель в мгновение ока оказалась вновь на диване, притянув гостью туда же за цепь наручников. Теперь мадам Склэвин стояла, касаясь дивана коленями, а Ракель сидела прямо перед ней, разведя в стороны стройные ноги. Тонкие губы впились поцелуем уже в грудь мадам Склэвин, но поцелуй почти сразу же превратился в ощутимое покусыванием сосков гостьи борделя.
Оторвавшись от набухших розовых сосков мадам Склэвин, Ракель вскинула голову и приказала,
- Снимите с себя все, что на вас осталось. Без помощи магии.

+1

10

Никто и никогда меня так не касался и не целовал. Хотя я считала себя женщиной довольно искушённой в любовных делах, не смотря на не слишком большое число моих любовников.
Подобные прикосновения к груди - поцелуй, перешедший в укус - дарили мне совершенно новые ощущения. Было одновременно и приятно и больно. Но это закончилось слишком быстро, чтобы я могла решить для себя - нравится мне это всё же или нет.
Когда фрау Шпигель оторвалась от моей груди, нежную кожу сосков продолжало покалывать.
Мой взгляд бесстыдно бродил по обнажённой женщине, изучая каждый изгиб её тела. С каждой секундой женщина представлялась мне всё более привлекательной, хотя то, что я чувствовала, я вряд ли смогла бы назвать настоящим возбуждением. Скорее это был азарт и любопытство - как далеко я смогу зайти и что мне может предложить сама фрау Шпигель.
- Снимите с себя все, что на вас осталось. Без помощи магии, - следующий приказ женщины удивления не вызвал, скорее он был ожидаем.
Я прищурила глаза и коротко кивнула, помня о том, что говорить мне позволяется лишь с разрешения хозяйки борделя.
Развернув корпус, и встав в пол-оборота к фрау Шпигель, я наклонилась, чтобы расстегнуть молнию на сапоге. Сняв и отбросив его в сторону, я проделала то же и со вторым.
После чего я снова встала ровно напротив Катиссы-Ракель. Поставив правую ногу на краешек дивана на полупальцы, я быстро отстегнула чулок и начала медленно скатывать его вниз. Шёлковая ткань приятно скользила по коже и сопровождающий мои движения взгляд фрау Шпигель вдруг начали вызывать возбуждение. Мне никогда не приходилось так раздеваться перед женщиной. Это оказалось удивительно... захватывающе.
Освободив правую ногу от чулка, я поменяла её на левую, заняв то же положение. Пальцы моей ноги оказались прямо напротив и недалеко от лобка хозяйки борделя. Посмотрев на женщину и быстро облизнув губы, я слегка продвинула ногу, так, что моя обтянутая капроном стопа едва не касалась нежной плоти.
Я отстегнула и этот чулок и начала медленно его снимать. Когда мои руки со скатанным капроном оказались на щиколотке, внешняя часть кисти коснулась внутренней поверхности бёдер фрау Шпигель. Чтобы до конца снять чулок, мне пришлось приподнять ногу, оторвав стопу от дивана - и я едва ощутимо скользнула большим пальцем по нижней части лобка Катиссы.
Когда с чулками было покончено, я откинула их в сторону - к сапогам. Оставались трусики.
Если до этого наручники мне совершенно не мешали, то теперь мне было достаточно неудобно снимать с себя оставшуюся деталь одежды.
Просунув ладони под резинку нижнего белья, я начала скользить ими по обнажённой коже, стягивая следом трусики.
Смущения не было ни капли.
Когда мои ладони достигли колен, мне пришлось наклониться и моё лицо оказалось в непосредственной близости от лица фрау Шпигель.
Вновь облизнув пересохшие отчего-то губы, я выпрямилась, позволив тонкой полоске ткани свободно соскользнуть к моим ногам. Переступив через неё и откинув ногой в сторону, я встала перед Катиссой-Ракель, прямо гладя на неё и ожидая дальнейших указаний.

+1

11

Ракель внимательно и с особым наслаждением следила за каждым движением мадам Склэвин. Изящность и грация - вот что красит женщину. Вот что отличает ее от похотливого животного, имя которому Мужчина. И гостья демонстрировала это.
Мадам Склэвин, как и было условлено, молчала. Лишь выполняла указания, не переча воле фрау Шпигель. Когда же на женщине не осталось ничего, он выпрямилась и вновь оказалась перед Катиссой во всей своей красе.
Ракель встала и медленно обошла гостью. Став позади нее, властно положила ладонь на шею мадам Склэвин сзади. Поразительно сколько силы было в ее тонких женских руках. Чуть сжав пальцы, Катисса наклонилась вперед и кончиком языка провела по уху своей гостьи. Грудью Ракель касалась обнаженной спины брюнетки, что несколько заводило хозяйку борделя. Слегка отодвинувшись, Ракель сжала ладонь сильнее, заставляя гостью сесть на согнутые ноги.
- Положите руки на колени. Не поднимайте головы, если я вам не скажу.
Катисса вновь исчезла из поля зрения мадам Склэвин, но вскоре вернулась. В руках ее на этот раз оказалсь чудесный кожаный стек, которым фрау постукивала по своей левой ладони. С интересом кошки, увидевшей мышь, Ракель рассматривала спину, плечи, грудь своей гостьи. Сейчас глаза мадам Склэвин находились на уровне пупка Ракель. Легкими движениями стек скользил по коже мадам Склэвин. Опустившись перед гостьей на корточки с дерзко раздвинутыми ногами, Ракель тихо сказала,
- Закройте глаза. - и дождавшись исполнения приказа, легонько шлепнула стеком по груди женщины. Левая грудь, правая грудь, плечо, живот, снова грудь. Ненасытные губы вновь впились поцелуем в губы брюнетки. Вновь зубы кусали мягкую плоть, да так страстно и рьяно, что крохотная яркая капелька крови скользнула по подбородку мадам Склэвин. Словно от выстрела, Ракель резко отстранилась и не сводила глаз с маленькой кровоточащей раны на губе своей гостьи. Спервая она, словно голодная кошка, слизала кровь с подбородка мадам Склэвин, а затем припала к ее губам еще более страстно, чем прежде. Стек был прижат к груди рабыни, а пальцы правой руки впивались острыми ногтями в шелковую кожу спины мадам Склэвин.
Наконец, оторвавшись от красных губ гостьи, и насытившись вкусом железа и соли, Ракель встала прямо. Отойдя в сторону от дивана, она вновь вернулась взглядом к мадам Склэвин. Стэк неспешно и ощутимо охаживал грудь женщины.
- Встаньте на четвереньки идите ко мне. - голос Ракель изменился до неузнаваемости. Собранная и холодная немка уступила место возбужденной нимфоманке, жаждущей лишь одного - наслаждения.
Когда мадам Склэвин, словно верный пес, оказалась на четвереньках перед Ракель, нимфоманка ликовала. Обойдя женщину сзади, Ракель пальцами одной рукой вцепилась в мягкие волосы гостьи, слегка потянув их на себя. Вторая рука по-прежнему управляла стеком, который теперь пошлепывал гостью по упругим ягодицам и бедрам. Стек спустился чуть ниже и вскользь прошел по половым губам мадам Склэвин. Отложив кожаную игрушку в сторону, Катисса ощутимее потянула гостью за волосы, а пальцы свободной руки ловко помогли гостье развести ноги чуть шире в стороны.
Вновь губы фрау оказались у самого уха рабыни и прошептали,
- Я разрешаю вам стонать, кричать, плакать и изгибаться. Но лишь от наслаждения. - обе ладони фрау Шпигель прошли по коже гостьи от плеч до ягодиц, слегка впиваясь ногтями. Катисса наклонилась, впиваясь в кожу спины острыми поцелуями и укусами. Рука хозяйки борделя оказалась снизу, на животе мадам Склэвин, откуда играючи переместилась к лобку женщину. Один палец скользнул чуть глубже, а алые губы фрау впились поцелуем и укусом одновременно в ягодицу мадам Склэвин.

+1


Вы здесь » Carpe Retractum » Архив незаконченных отыгрышей » Купание с аллигатором


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC