Carpe Retractum

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Carpe Retractum » Архив незаконченных отыгрышей » Quest 5.1 ♦ Рок-н-ролл, господа авроры


Quest 5.1 ♦ Рок-н-ролл, господа авроры

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Название: Рок-н-ролл, господа авроры
Место: Аврорат, Азкабан, Аврорат
Дата: ранее утро 6 апреля
Участники и очередность: Remus Lupin, Jane Gofman, Hestia Jones, Clive Derrick, Harry Potter
Дополнительная информация: логическое продолжение и ответвление квеста Пролив на Азкабан. Для понимания событий просьба ознакомиться с данными событиями.

квест курирует Bellatrix Lestrange

Эта ночь выдалась особенно длинной для авроров, оставшихся дежурить в Аврорате. Их глава, Гавейн Робардс, вместе с Нимфадорой Тонкс и стажером Джоном Чемберсом отправились на проверку в Азкабан. Вот только шло время, а от главы и его небольшого отряда не было ни слуху, ни духу. Какое-то время это не вызывало волнений, ведь Азкабан большой, и инспекция могла запросто затянуться, но когда в Аврорат прибыл волнующийся Ремус Люпин, не знающий, что с его женой, которая так и не вернулась домой - это стало толчком к тому, чтобы начать действовать... Вот только что ожидает доблестных авроров в магической тюрьме?

+3

2

Слишком долго люди жили спокойно. Слишком долго, чтобы привыкнуть к относительно тихой обыденности и отвыкнуть от того, что нужно всегда быть начеку. Конечно, многие могли бы сказать - "Пять лет, да что такое, эти ваши пять лет!?". Но, оказалось, что такого короткого промежутка времени было достаточно, что бы метка, вновь появившаяся в небе, повергла всех в шок.
Безусловно, нет ничего удивительного в том, что попавшие когда-то в эпицентр прошедшей войны моментально потеряли покой. Просто так ничего не бывает, им ли не знать, а уж если объявился тот, кто решил оставить в небе метку... Так, ненароком вспомнишь Аластора Грюма с его словами - "Постоянная бдительность!"
Во всяком случае, в голове Люпина эти слова крутились назойливо и с завидным постоянством. Он ведь тоже успел забыть, как какие-то пять лет назад они все ходили по улицам, оглядываясь, проверяя, нет ли "хвоста", а то и не высовывались вовсе! Но после победы столь усиленная внимательность медленно изживала себя. На тех, кто дёргано оглядывался при каждом повороте начинали смотреть с подозрением или откровенным недоумением, мол, чего это он? Всё ведь хорошо!
"Вот вам и хорошо... Расслабились." - в который раз думал мужчина, глядя в пространство гостиной. За последние несколько часов он успел перебрать в голове около сотни возможных событий, которые могли, даже гипотетически, произойти в Аврорате и задержать Дору до утра следующего дня, без любого намёка на предупреждение.
Конечно, бывало всякое. Они оба работали, зачастую задерживались на работе допоздна. И сам Ремус приходил домой за полночь. Но не настолько же за полночь! А сейчас, когда тревога за жену проснулась с новой силой...
Не сказать, что мужчина прекращал за неё волноваться. Вовсе нет, учитывая её работу, которую назвать безопасной ни у кого язык не повернётся. Но в связи с последними событиями, так заработаться, что забыть вернуться к утру домой - это немного слишком. То ли в аврорате все совсем озверели, что работников домой не отпускают, то ли работники стали так увлечены своей работой, Лунатик не имел ни малейшего понятия, но, к рассветному часу, появилось-таки желание настучать по голове их начальнику.
Винить Тонкс он даже не думал. Если их по какому-то поводу задержали (явно желая расшатать и без того расшатанные нервы Рема), она тут может быть виновата в самую последнюю очередь. Да и вообще, не было такого случая, когда бы оборотень обвинил Тонкс хоть в чём-то. Но, вслушиваясь в тиканье часов, беспристрастно выстукивающих ритм времени, поднявшись несколько раз к сыну, и проверив, спит ли он и спустившись обратно в гостиную, мужчина не мог отогнать от себя мысль - "Что-то случилось".
Как бы он не убеждал себя в обратном, это было очевидно. Не стала бы Нимфадора без предупреждения настолько задерживаться, зная, что дома сынишка, ждущий маму, и муж, умеющий быть невероятно взволнованным в таких ситуациях.
Сидеть дома уже не было никаких сил. Если действительно что-то произошло, он вряд ли помешает, если пойдёт в Министерство и проверит свои догадки, а если ничего не произошло... Имеет же он, мерлинова борода, знать, что его жена делает на работе целые сутки! В крайнем случае скажет, что соскучился и решил забрать её домой...
Оставив Тедди с Андромедой, при этом стараясь не напугать ещё и тёщу, Ремус поспешил в Министерство, а так и в Аврорат. Быстро минуя тёмные пустые коридоры и закрытые, не нужные сейчас кабинеты, оборотень думал только об одном:
"Пусть мне, в конце концов, скажут почему Дора до сих пор не вернулась домой..."

+4

3

Гофман сидела в кабинете, устало посматривая на часы. Чёрт побери, будь её воля, то она бы уже давно аппарировала к себе домой и спокойно забылась простым сном без каких-либо сновидений. Так не же, надо сидеть и ждать конца очередного нудного дежурства. Вот кто сказал, что сейчас всё замечательно? Нет, конечно, мир это замечательно, но это ещё и ужасно скучно. А скуку Гофман не любила больше всего, что осталось не любить в этом мире. Даже преступники как-то такой не любовью не пользовались. Они были просто таким чем-то до боли обыденным и всё. Аврорат меняет людей.
Стрелки наручных часов отмерили уже третий час утра. И вроде всё спокойно и тихо. И воздух в помещении затхлый. Все сидят сиднем и ничего не делают. Гофман фыркнула. Ужасно это бесит. Хотя, наверное, есть те, кого что-то другое бесит сильнее. Сейчас старший аврор готова думать о чём угодно, лишь бы хоть как-то расшевелить мозги и не заснуть в кипе бумаг. А то ещё текст на щеке отпечатается. Было такое в дни бурной и не очень молодости. Но тогда от усталости валились с ног, а сейчас от не пойми чего.
- Так, коль не ошибаюсь, наш уважаемый начальник, - дальше Гофман пару слов опускает и произносит про себя, - должен был вернуться минимум несколько часов назад, верно?
- Джейн, - один из коллег слегка поднял голову, посмотрел на женщину, - тебе ли не знать, что наш начальник просто обожает во всё вникать с головой. Так что я не удивляюсь тому, что его ещё нет. Как бы его ещё и до вечера не было…
«До вечера я тут с ума сойду... Хотя нет, если что, отчёты на стол положу и домой, спать», - подытожила про себя Алексиус. Хотя, если честно, то Робардс мог бы хотя бы весточку послать, а то сидят тут люди и понять не могут, какого эдакого начальника до сих пор нет.
Впрочем, раз нет, то нет и головной боли, по крайней мере для новичков. Гофман-то присутствие руководства как-то по боку. Да ей сейчас многое по боку, поскольку от этого ничего не деланья характер начал вытанцовывать лезгинку. То всё просто замечательно, то на аврора налетает апатия. Так что пока она будет разбираться в себе, на других ей будет, по крайней мере, почти всё равно, а всё общение будет сводиться лишь к деловому.
Никому ничего не говоря, Джейн поднимается с места, берёт со стола пачку сигарет и выходит из кабинета. Покурить можно и за его пределами, упёршись о прохладную стену и пускай клубы дыма вверх под тёмный потолок.
В коридоре достаточно темно и тихо. Сейчас в аврорате только те, кто дежурят ночную смену, которая должна кончится утром около восьми. Собственно тогда эти коридоры и наполнятся гулом, шумом и разговорами коллег, а Гофман со спокойной душой и совестью, которая изредка просыпается, отправится спать.
Только до этого надо как-то «укуковать», то есть провести с пользой ещё около пяти часов.
Табачный дым медленно подползает к своду потолка, окончательно там рассеиваясь, а Гофман, уже по привычке, сползает по стене вниз, кладя около ботинка пачку сигарет и играя огоньком зажигалки. Конечно, можно поиграться и огненными заклинаниями, но зажигалка банально безобиднее, а поскольку отдел, где расположен аврорат нужен целым и невредимы, то лучше так. И эти щелчки успокаивают, собственно, как и пламя, разумеется, когда оно под контролем.
Тут же воспоминания услужливо предоставляют картину из прошлого, как когда-то, можно сказать, уже давно, патруль, в котором была Гофман с помощью заклинаний чуть не сожгли дотла какое-то маггловское здание, поскольку надо было оттуда «выкурить» преступников.
Да, это было давно, в другой жизни, более опасной что ли… Или же сейчас всё просто накапливает эту опасность, создаёт иллюзию спокойствия, а потом «бац!» и выстрелит как пушечный выстрел… Вот хрен его знает, честно говоря и Гофман как-то не спешит об этом задумываться.
Сигарета прекращается в окурок, который тушится носком ботинка, поднимается и лёгким движением руки направляется в урну в кабинете. Хорошо, что она стоит почти за дверью, стоит только руку просунуть. Поскольку в кабинет никак не тянет.
«Так, вроде как зажигалка в пачке, пачка в руке, а что-то щёлкает», - Джейн по привычке замирает, прислушивается. Нет, не кажется, что-то действительно шумит, в коридоре. Тоже по привычке, женщина медленно кладёт пачку сигарет на пол и достаёт палочку, нацеливая туда, откуда слышится звук и вновь прислушивается.
«Тьфу ты, вот я уже тю-тю-тю, поехала… Шаги же это». Хорошая догадка и вовремя притом. Хотя это не является поводом убрать палочку, но с другой стороны, кто может сюда заявится? Уж явно не преступник, поскольку для него это то же самое, что явится в ад с надписью на груди «ангел». Так что, скорее всего, аврор, что-то забывший, или же родственник кого-то, кто сейчас дежурит. И вроде доводы все верны, а палочка так же нацелена на коридор, однако она медленно опускается при разглядывании идущего.
- Так-так-так, Люпин, - еле слышно произносит Гофман, теперь уже уверенно прячя палочку и нагибаеясь за пачкой сигарет. – Что привело сюда? Смена Тонкс уже давно окончилась.
«Дьявол, Люпин! Люпин, а не Тонкс… Тонкс она была раньше… Хотя кого я обманываю?» - Джейн смотрит на мужчину, затем жестом указывает, чтобы он проходил в кабинет. Раз он тут появился, то всё не так хорошо. И всё же… Неужели Дора до сих пор домой не вернулась? Ладно, если бы Джейн или любая часть холостого коллектива авроров, так нет же, у Тонкс семья, что просто обязывает возвращаться вовремя.
«Что-то нечисто… Не дай Бог накаркали», - проносится в голове у Алексиус, которая, впустив Люпина, становится у двери, по привычке прижимаясь левым боком в косяку и осторожно пряча левую руку в карман штанов.

+4

4

Дежурство в родном Аврорате, что может быть чудеснее? Унылые стены, пестрящие листовками, объявлениями, картами и колдографиями с рожами потенциальных клиентов наших камер предварительного заключения, тусклый свет магических ламп, смешавшиеся запахи чая и кофе, давным-давно въевшиеся во все, что находится в помещение, и, конечно же, неизменный сигаретный дым. Вообще-то, в Министерстве курить не разрешается, но мы, авроры, уже давным-давно позабыли об этом, из года в год пренебрегая этим правилом. Когда сидишь ночами, глядя в одну точку, переживая очередной дежурство – ведь не бывает такого, чтобы в Аврорате не оставалось никого, ничего не остается кроме того, как дымить в тусклый потолок. Впрочем, не так много авроров этим страдают, а если уж и страдают, то в таких масштабах как я, конечно же.
А что? Я все могу.
Тонкая сигарета зажата в зубах, я прохаживаюсь вдоль нескольких рабочих мест моих коллег – кто-то набирается кофе по самое не могу, явно размышляя о том, как бы не уснуть мордой в стол, кто-то увлеченно бросает перья в листовку с мордой все еще разыскиваемого Пожирателя Смерти, а кто-то пытается безуспешно настроить старенькое магическое радио на передачу какого-то квиддичного матча.
Не то, чтобы делать нечего – на моем столе красуется стопка протоколов по делам различной давности, которые так и ждут, когда я наконец соизволю их разобрать, однако я совершенно не жду этого момента. По правде говоря, я жду только одного – когда наступит восемь утра, и я смогу оказаться у себя в квартире, и желательно поближе к кровати. Пожалуй, это заветная мечта каждого аврора – бурный роман с собственной подушкой и надежные объятья мягкого одеяла. Зачастую подобная любовь оказывается невзаимной. Если, конечно, тот самый аврор внезапно не оказывается без руки, ноги или головы. Впрочем, в последнем случае, роман уже явно не с постелью…
За этими размышлениями на мировые темы, я забываю следить за слишком медленно двигающейся стрелкой часов, да и вообще обо всем забываю. Бездумно вышагиваю, потягивая дым, а когда сигарета заканчивается, поджигаю вторую. По дороге к урне, которая служит нам и пепельницей, я сталкиваюсь с Гофман – та еще суровая бабенка, но я, конечно же, как всегда ей мило улыбаюсь. Милая улыбка – лечение от всех проблем.
Уже хочу вернуться в своим прогулкам по Аврорату, но Гофман выпрямляется по струнке, выхватывает палочку (и зачем, спрашивается, учитывая, что на самих стенах туева куча защитных заклинаний). Да и вообще, скорей всего, это наша азкабанская братия вернулась после раздачи пиздюлей тамошним работягам.
– Расслабься, милая, это… – начинаю я, но меня прерывает грозный голос Гофман. Я только пожимаю плечами и скрещиваю руки на груди, даже не потянувшись к волшебной палочке. Параноик я или нет (все же училась у самого Грюма!), но сейчас подобные меры – сплошной идиотизм.
Следом в Аврорате появляется никто иной, как Ремус Люпин собственной персоной – привычная потертая мантия, волосы с проседью и уставший вид. Кажется, даже несколько лет после победы этого не изменили.
«Так-так, Ремус здесь, странно, что же тогда с Тонкс? Она отправилась в Азкабан, и?..»
– Так, Джейн, где твое гостеприимство, – я тут же оттесняю ее от гостя, сама же подхожу к нему и проталкиваю его вглубь помещения и усаживаю в первое попавшееся кресло. – Присаживайся, рассказывай. Сейчас чай как раз заварится, кекс тебе найдем!
Смотрю на Ремуса, а в голове проскальзывают мысли одна за другой, и одна хуже другой.
«Не показывать, только не показывать. Все хорошо. Все правда очень хорошо».

+5

5

Я смотрю на всех из-за своего рабочего стола, прикрывшись кипой бумаг и чувствую себя идиотом. В первую очередь потому, что все помещение провоняло скукой, а сегодня не моя смена. По крайней мере, была не моя, пока я не поменялся с одним из коллег. И сейчас, украдкой наблюдая за всеми этими людьми, которым нечем себя занять и которые мечтают о том, чтобы быстрее оказаться дома, я чувствую себя абсолютным сумасшедшим придурком. Какого черта я здесь делаю? Да, я уже не стажер, не тот желторотый юнец, которому еще нужно было вникать во все дела аврората и на которого спихивали самую нудную и скучную работу, но и большой шишкой я здесь не стал. От того, что эту ночь я провел бы дома, в своей кровати, ничего бы не изменилось. Я бы не проспал третье пришествие Волдеморта, без меня бы не началась Третья Магическая и уж точно вряд ли я принес бы этим настолько уж меньше пользы. Меньше, чем я приношу ее сейчас, почти невозможно.
И все-таки я не могу так. Не могу оставаться дома. Да и в своей кровати в эти дни мне все равно делать нечего - мне там не спится. Мне нигде не спится. Я просто вырубаюсь в какой-то момент, когда устаю слишком сильно, когда не остается сил на любую жизнедеятельность и организму просто необходима подзарядка, но до этого момента мне нечего делать в кровати - я не засну.
Эта чертова Метка в клочья разнесла мою карточную, псевдо-спокойную жизнь, ткнув меня, как котенка, носом в то, что на самом деле я ничего еще не забыл и не пережил. Легко было говорить, что прошлое осталось в прошлом, когда день за днем все казалось вполне нормально. И даже то, что я не так часто общаюсь с друзьями, расстался с Джинни и даже не пытаюсь найти себе новую девушку, не задумываясь о семье, о которой когда-то так мечтал, не заставляло меня задуматься, что я вовсе не настолько в порядке, насколько хочу казаться. Но потом в Магическом Мире сучилась эта проклятая Метка и это развеяло любые мои ложные надежды. И я перестал спать.
Я словно вновь перенесся в прошлое, когда боялся сомкнуть глаза и выиграть беспатный билет на шоу "Как сегодня ночью развлекается Волдеморт". Я знаю, что он умер, я знаю, что не осталось ни одного крестража, я знаю, что он больше не возродиться и все оставшиеся на свободе Пожиратели - всего лишь озлобленные фанатики, разрозненные и оставшиеся сами по себе.
Я знаю все это. Но мне сложно в это поверить.
Именно поэтому все свое свободное время я провожу в аврорате. Пока я не слишком устал, пока я не засыпаю с открытыми глазами, пока я могу соображать, двигаться и оперативно реагировать - я здесь. Просто, потому что я не могу быть где-нибудь еще. Меня тянет сюда, словно магнитом.
"Такими темпами я кончу, как Грюм." - безрадостные мысли, с которыми мне сложно спорить. У меня нет аргументов в свою защиту. Именно так, я кончу, как Грюм - помешанным на работе одиноким параноиком, который видит дементора в каждой тени.
Говорят, если ты осознаешь, что с тобой что-то не так, то ты уже наполовину здоров. Я осознаю, но не в силах что-либо поменять. И какой половины больше в этом пациенте?

Сегодня унылая и скучная ночь. Над Магической Англией снова появилась Черная Метка, а ночи все такие же скучные и унылые - это почти смешно. Смнешно до нелепости. И немного страшно.Мне хотелось бы бежать и что-то делать, рыть носом землю, искать сбежавших Пожирателей, но для начала нужны зацепки, а тот ублюдок, который решил напомнить нам всем о своем почившем господине, действовал до отвращения чисто.
Мне почти хочется, что б где-то убили очередную семью магглов и мы, наконец-то, смогли начать искать его след.
И от этих мыслей мне почти страшно. Почти.
Скучная ночь, когда каждый ищет, чем бы заняться, а я невидящим взглядом шарюсь по помещению, больше увлеченный своими безрадостными мыслями, чем очередным отчетом.
Из этого моего нелепого и неуместного транса меня выводят не знакомые голоса, а знакомая фамилия. Люпин. И в первый момент я думаю именно о Ремусе, а не о Тонкс. Наверное, потому что слишком для многих Тонкс осталась Тонкс даже после замужества, да и Ремуса я знаю значительно дольше.
Я вскидываю голову, больше для того, чтоб убедиться, что вернулась Немфодора, чем по-настоящему ожидая увидеть моего старого школьного профессора, но по помещению в сторону кабинета аврора Гофман идет именно Ремус. Я так теряюсь от неожиданности увидев здесь его, одного, без Тонкс, что остаюсь сидеть на месте, вместо того, чтоб окликнуть, вскочить и подойти, чтобы пожать руку своему другу. А потом я медлю, присматриваясь к нему. Слишком усталый, слишком напряженный, слишком обеспокоенный. Я много лет знаю Ремуса, но даже если бы мы познакомились не так давно, вряд ли от меня укрылось бы то, что что-то не так.
Кабинет старших авроров - не то место, куда стоило бы завалиться просто так, без повода. И тем не менее, хмурясь, я поднимаюсь со своего места и иду именно туда, направляясь следом за Люпином.
- Аврор Гофман, аврор Джонс, - лишь для проформы я стучу два раза по косяку двери и переступаю порог, коротко кивнув женщинам. - Ремус, - я быстро и коротко улыбаюсь уже усевшемуся в кресле другу, подходя и пожимая его руку.
И в следующий момент отхожу на два шага назад, не бросаясь нелепым сейчас "что случилось?", но всем своим видом давая старшим аврорам понять, что не уйду, пока не убежусь, что у моего друга все в порядке. А у него не все в порядке, это видно невооруженным глазом и мне никогда не хватит лицемерия чтобы сделать вид, что я этого не понимаю. Может быть, для кого-то другого, но не для Ремуса, последнего из оставшихся в живых мародеров.

+6

6

До нужного отдела Люпин добрался довольно быстро, учитывая скорость его шагов. Должно быть, этими самыми шагами, что гулко разносились по тёмному пустому коридору, он успел привлечь внимание, так как впереди, рядом с нужным сейчас  кабинетом, уже стоял некто с поднятой палочкой. Реакция, надо заметить, вполне оправданная. Ходят тут всякие, только нервы расшатывают... Хотя, палочка, направленная в его сторону, не сильно Рема смутила. Разве что, заставила немного убавить шаг. Не убьют же его здесь, на пороге Аврората, в самом деле?
Фигура, что стояла перед ним, определённо принадлежала представительнице прекрасного и, как показывал опыт, не такого уж слабого пола. Несколько секунд спустя мужчина смог разглядеть её лицо. Видимо, и его признали, ибо палочка в руках Джейн Гофман опустилась, после чего последовал вполне логичный вопрос о том, что он, собственно, тут вообще делает? А так же вовсе неутешительные в данной ситуации слова о закончившемся дежурстве Тонкс...
"Тонкс... да. Она по-прежнему Тонкс..." - усмехнулся про себя Ремус. Наверное, данный факт позабавил бы его, будь сейчас всё не так печально.
Откровенно говоря, он был бы рад услышать что угодно: что жена заработалась, что она не сдала какие-то отчёты, уснула, и её не захотели будить... Что угодно, кроме - "её тут нет".

- И Вам доброе утро - Устало проговорил Лунатик, коротко кивнув в знак приветствия. Видимо, утро добрым быть не собиралось, но кто знает... Надежда, всё же, умирает последней, и сейчас она как раз билась в предсмертных конвульсиях.
Поспешно войдя в кабинет, оборотень на абсолютном автоматизме начал оглядываться, скорее по привычке, нежели ожидая что-то увидеть. Ничего нового не было. Только дежурившие и мечтающие, скорее всего, вернуться домой авроры, которых малость всполошило появление неожиданного гостя. Даже вещей Доры, возможно случайно оставленных, он не заметил.
Но не успел Рем обозначить цель своего внезапного визита, как оказался утянут вглубь кабинета, а далее и усажен в близстоящее кресло Гестией.
"Что ж, может лучше и правда сесть. Мало ли, что мне сейчас тут скажут..."
Признаться честно, мужчину удивляло царившее здесь спокойствие. Никто не казался взволнованным, во всяком случае, до появления Лунатика. Всё как обычно, никакой паники. Более того, всех действительно удивило его появление, стало быть, они не могут представить, зачем его сюда принесло. Но неужели никто из работников данного отдела, а большая его часть - очень храбрые и бдительные люди, не заметил пропажу или, по во всяком случае, достаточно долгое отсутствие одного из сотрудников? Удивительно, что такой расклад не удивлял, не заставлял задуматься...  Или же удивлял, но они очень успешно скрывали это под маской спокойствия. Люпин бы даже сказал - слишком успешно. А может быть, у оборотня снова начала развиваться свойственная войне паранойя, и он уже совершенно ничего не понимает в этом мире...
Из размышлений Рема вырвал голос Гестии.
- Кекс? - На губах появилась усталая, едва заметная улыбка. - Вы мне лучше мою жену найдите...
Тяжёлый вздох и снова внимательный взгляд вокруг себя. Нужно с чего-то начать, и желательно - с конца.
-Дело в том, что... - Начал Ремус, и на этом же закончил. Кто-то очередной раз его окликнул. Не стоило даже поворачиваться, чтобы понять, кто именно. Голос Люпин узнал сразу. Гарри. Странно, что мужчина не услышал, как за ним кто-то вошёл. Куда делась извечная бдительность? Стоило бы быть немного внимательнее, в связи с недавними событиями. Однако, Рем был очень рад видеть молодого человека.
Безусловно, они виделись с Гарри в коридорах Министерства, но, как правило, в такие моменты оба спешили по каким-нибудь делам. Кроме того, дом Люпина всегда был открыт для Поттера. Но, как ни странно, в суете мирных дней увидеться удавалось чуть ли не реже, чем в военное время.
- Здравствуй, Гарри.
Мужчина поспешил ответить на рукопожатие, улыбнувшись молодому человеку. Правда улыбка вышла совсем не весёлая, даже несколько вымученная. Впрочем, скрывать своё состояние было глупо и бессмысленно. Чего он этим добьётся? 
Молчание присутствующих послужило мотивацией к действию. Если сидеть и  молчать обстановка не изменится, и всё само собой не разрешится.
- Дело в том, - снова начал Рем. – Что Дора так и не вернулась домой… Я подумал, что она могла задержаться. Всякое ведь бывает, забыла предупредить… Но, как я понимаю, здесь её тоже нет. – Как ни старался мужчина скрыть тревогу в голове, у него не получалось. Беспокойство волнами накатывало на него и совершенно не собиралось отступать. – Я не представляю, где она может быть, но, я не думаю, что она просто так ушла бы куда-то на такое длительное время и никого не предупредила…
"Меня не предупредила" - закончил внутренний голос.
Закончив изложение проблемы, Люпин оглядел всех, кто сейчас находился в кабинете. Что делать, куда бежать, он не знал. Зато прекрасно знал – если с Дорой что-нибудь случиться, он себе этого не простит.

+4

7

- Кексы это конечно же, несомненно, хорошо, но вот сейчас они ну никак не к месту, - язвительно заметила Гофман, стоило только заикнуться Гестии о еде.
Люпин просто так никогда бы в такое время не заявился, ибо спокойно спал рядом со своей женой. В этом Алексиус была уверена, тем более, семейная жизнь просто обязывает находиться ночью если не на работе, то уж точно дома. А раз тут и муж, значит, жёнушка пропала, да так, что это заставило волноваться и его.
Куда она могла запропасть, являлось отдельным вопросом, который следовало решать быстро, практично и без лишней крови и проблем, только заднее чувство подсказывало, что никоим образом всё тихо узнать не получится. Но начинать надо.
- Как ты видишь, Доры здесь нет. Последнее место, куда она отправилась, вместе с нашим дражайшим начальником, - Джейн уселась в кресле подтянула к себе папочку, - был Азкабан. Так что, начинать нам стоит оттуда.
Гофман быстро перелистывает несколько бумажек, не сильно углубляясь в суть написанного и не сильно обращая внимания на вошедшего Гарри, вообще на всех. Сейчас надо быстро «выщемить» цель, именно цель того, почему туда направились двое авроров и один стажёр, а так же понять, что там могло произойти. Только вот разобраться в этом мелком, убористом и донельзя знакомом почерке хоть и возможно, слишком долго и нудно. Поэтому Алексиус просто смотрит на папку и на инициалы подписью на обложке. Да, точно, именно этот засранец, с которым она уже успела «поработать». Вот же ж судьба, вновь свела этого Клайва Деррика и её в одном месте и в одно время.
- Так, направились они туда для рядовой проверки состояния тюрьмы и работы персонала. Должны были вернуться уже как два-три часа назад… - Алексиус откладывает папку, вновь закуривает, смотрит на Гестию. – Гес, найди кого-нибудь, или сама, сейчас это не так важно, найди мне аналитика, которого звать Клайв Деррик и который занимался разработкой этого задания, а так же должен оказывать поддержку в ходе операции. Такое у меня ощущение, что придётся отправится нашей дружной компанией на поиски пропавших. И да, Ремус, без паники. – Джейн стряхнула пепел в пепельницу. – Паниковать будем когда попадём в полную задницу. К слову, возможно, у Гавейна появились ещё какие-то планы и он прихватил Дору с собой. Порой наше начальство бывает очень одержимо идеей поймать мировое зло.
«Да-да, как же… Врать ты, конечно, умеешь Джейн, но не так уж хорошо, чтобы попытаться обмануть Люпина. С другой стороны, паники и излишних волнений мне не надо, а нужен трезвый ум всех собравшихся и этого Деррика, которого век видеть не хочется», - Гофман пощёлкала зубами, повертела сигарету, а мысли продолжали наседать на мозги, просто загружая их ненужными предположениями. А ведь тут не гадать надо, а действовать.
- Так, Гес, сделаем проще. Вытаскиваешь этого горе-аналитика из его каморы и в Азкабан, сразу же. Ясно? Его за шкирку и к нам. А мы, уважаемые, медлить всё же не станем, будем действовать быстро. Так что, приготовьте на всякий случай палочки. – Сама Гофман достала из столешницы нож, приторочила к бедру для него незаметные ножны. – И вперёд, в Азкабан.
«Кажется мне, что что-то там случилось… Что-то там не так, как надо. Только вот что?» - Гофман первая выходит из кабинета, затем из министерства и аппарирует к крыльцу оплота мирового порядка, к тюрьме, в которой заточены антигерои прошедшей войны, который очень даже не против повеселиться.

Отредактировано Jane Gofman (2014-05-01 23:10:42)

+3

8

Мой беззаботный и почти расслабленный вид совершенно не сочетается с нарастающей внутренней тревогой, которая все сильнее стискивает все мои ощущения, вызывая совершенно неприятное чувство скованности. Отвратительное чувство, и если дать ему волю, вскоре я почувствую себя полностью беспомощной, а ведь это мне просто непозволительно. Кто-кто, но Гестия никоим образом не может позволить себе подобной слабины, не говоря уже о том, что показать это кому-либо из присутствующих. Да и отсутствующих тоже, пожалуй. 
Вот только вечно спокойный, рассудительный и невозмутимый Ремус в подобном нервозном состоянии – явно признак полнолуния или же какой-либо неминуемой беды. Пожалуй, это волнует, и внутри меня начинает скрести препротивнейшая мышь тревоги. Особенно после всех тех замечательных «подарков», которые предоставило за последнее время мироздание – типа Черной Метки в небе и рожи Долохова на всех листовках. Жуть просто.
В Аврорате появляется Поттер, и я рефлекторно выпрямляюсь, а чтобы не показать того, что начинаю резко вздрагивать, начинаю судорожно копаться в карманах мантии, в поисках сигарет.
– О, Поттер, свет мои очей, - как можно более приветливо усмехаюсь, но тот, кто хорошо меня знает, запросто может отгадать мою тревогу – ибо появление этого мальчишки очередная примета беды. Но, благо, люди, которые знают меня лучше всего – Тонкс и Робардс где-то пропадают, хотя уже давным-давно должны подать признаки жизни и благополучия.
Следующие минуты мне кажутся слишком, иллюзорно и до безобразия неправильно долгими – Аврорат еще не отделался от прежней сонливости, но постепенно началось какие-то шевеление – со своих рабочих мест начали высовываться некоторые дежурные, так называемая «ночная группа захвата». Вот только что-то подсказывает мне, что на этот раз данной группой предстоит именно нам.
Затягиваюсь сигаретой – я даже и не заметила, как подкурила ее, после чего обвожу взглядом присутствующих – новички-авроры под моим грозным взглядом сильнее вжимаются в свои места, я же поворачиваюсь к Гофман.
- Если Дора еще могла бы двинуться домой, то не понимаю, почему Робардс не пришел с обещанной пьянкой, - произношу я. – Аналитик, так аналитик, ждите нас максимум через десять минут на месте.
С этими словами выбрасываю недокуренную сигарету в мусорник у входа, и выхожу в пустынный коридор Министерства. Для того, чтобы добраться до Атриума, у меня уходит минут пять, и все это время я не знаю, куда деть свои руки – отвратительное ощущение крайней нервозности, которое посещает меня довольно нечасто. Что уж тут говорить о плохих предчувствиях!
Дрожащей рукой зачерпываю горсть Летучего пороха, второй хватаюсь за волшебную палочку – зачем-то, на всякий случай, после чего бросаю порошок в огонь шагаю в камин и громко называю адрес Клайва Деррика. Когда-то мне уже доводилось вызывать его по службе, а память на то, что связано с цифрами, у меня всегда была отменной. Несмотря на всю свою нервозность, про себя отмечаю, что это прекрасный способ вызывать ненависть аналитика к собственной персоне, но ведь это прекрасно – не только доблестные авроры будут мучиться этой ночью. Будь я менее напряженной, я бы выпрыгнула из камина с гадким «Муахаха», но получается выйти из него только с некоторым грохотом – вечно я забываю, что некоторые камины оснащены кованной перегородкой. Собственно, ее я и благополучно переворачиваю, а это вызывает немалый грохот. Бедняга Деррик, наверное, укакался в своей постельке, но что поделать – я люблю эффектные появления. Зато моя громкий голос не станет для него сюрпризом. Или станет.
– Стоять смирно, не двигаться и не пугаться, Аврорат пожаловал, – кричу я, выходя из гостиной, и отправляясь на поиски спальни хозяина этого жилища. Бесцеремонно, зато предотвращает лишние движения. – Здесь все свои, конечно же, – кричу я, остановившись у дверей спальни аналитика, – аврор Джонс и все такое, поэтому у тебя ровно пять секунд на то, чтобы сгладить неподобающий вид, если он есть, и я захожу, дабы продолжить бесцеремонное поднятие из постели. Нет, конечно, я могу быть и не такой милосердной и не давать этого драгоценного времени, но правила приличия и все такое…
А вот этого стоило бы ожидать – нервозность плюс Гестия – равно словесный понос. И не важно, что я буду нести.
Не знаю, сколько времени проходит – может, пять секунд, а, может, все три, и я бесцеремонно открываю двери спальни Деррика и вхожу:
– Торопимся, не задерживаемся, надеваем трусы, носки и в Азкабан – у нас проблемы, и явно немаленькие, так что требуется твой полностью проснувшийся и трезвомыслящий мозг, - продолжаю я, смиряя заспанного хозяина дома взглядом. Да, он явно меня ненавидит.
Прислоняюсь спиной к дверному косяку, скрещиваю руки на груди и, не отрывая взгляда, выжидающе смотрю на Деррика, всем своим видом выказывая нетерпение.

+5

9

Я слушаю Люпина и чувствую, как туго сворачивается внутри какая-то стальная спираль. Больно, холодно, противно и даже спустя пять лет попахивает гарью прошедшей войны.
Войны, когда это было почти нормально - не возвращаться домой.
Потому-то мне сейчас так страшно от этой мысли, так мерзко, почти до озноба. И еще немного, совсем капельку, я малодушно рад, что мне некого ждать и беспокоиться. Что я не буду ждать кого-то дома до изнеможения, изводя себя подозрениями и догадками, чтобы на мне, так же, как сейчас на Ремусе, из-за чьего-то опоздания просто не было лица.
А ведь он даже не знает, какое именно задание было у Нимфодоры.
Я помнил, что они сегодня отправляются в Азкабан. Помнил, но был уверен, что все уже давно разошлись по домам. Три часа назад авроры должны были освободится - шутка ли для рядового опоздания с нашей-то работой? А я решил, что просто пропустил тот момент, когда Тонкс заскочила в аврорат, чтобы почти сразу отправиться домой. А начальник наш... ну, на то он и начальник, чтоб всяким рядовым аврорам не отчитываются, это старшие еще могут быть в курсе его передвижений, а я-то почем могу знать, сколько у начальства на сегодня дел?
Оказалось, что не так много. Оказалось, что все больше один Азкабан, из которого никто из них еще не вернулся.
Я не знаю, кому я сейчас благодарен больше - аврору Джонс, которая способна хоть немного разрядить обстановку, или аврору Гофман, которая не теряет времени даром.
Впрочем, кого я обманываю? К черту обстановку, я готов сорваться в Азкабан сию же секунду и только благодаря Гофман могу это сделать. И, черт побери, как же я благодарен этим женщинам, что никто из них не попытались выставить меня, отправить на место, сослаться на то, что столько людей для простого поиска заработавшихся коллег ни к чему.
Черт возьми, это же Азкабан! Это Лестрейнджи, это Макнейр, это все прочие твари, которые никогда не должны были оказаться там - их всех еще в девяносто восьмом дементор должен был зацеловать до потери пульса! И плевал я на благородство и гриффиндор, есть люди, которые стоят того, чтобы забывать о своих лучших качествах.
Да и не такой уж я отпетый гриффиндорец, себя не обмануть.
Я не слишком вслушиваюсь во все эти разговоры про аналитика, улавливая лишь единственную нужную мне сейчас суть - мы отправляемся. Прямо сейчас, с места, не тратя время и не упуская драгоценное время, сейчас мы выходим из этого кабинета, доходим до границы аппарации и отправляемся в Азкабан.
Интересно, когда-нибудь я уважал и восхищался аврором Гофман так же, как сейчас?
Впрочем, это сейчас не к чему. Это нервное.
Это аврорат и палочки здесь всегда под рукой. За все свои пять лет работы я еще ни разу не видел идиота, который мог бы оставить свое оружие на письменном столе и отправиться пить кофе. Вот и я не становлюсь первым в списке этих сказочных придурков - палочка всегда в коробе на правом бедре, а потому я могу нестись за старшим аврором след в след, не сворачивая и не отставая. Я не оборачиваюсь, но уверен, что Ремус идет за нами. Что он ни за что не остался бы непричастен во всей этой ситуации. И, наверное, мне надо было бы обернуться, сказать что-то ободряющее, хотя бы попробовать развеять его плохие мысли, как это пыталась сделать Гестия, но... О Мерлин, я никогда не отличался оптимизмом, а мои взволнованные, псевдо-ободряющие, пронизанные скрытым пессимизмом речи сейчас точно никому не нужны.
Что я лучше всего понял с возрастом, так это то, что иногда за благо промолчать. И что "заткнись, Поттер" слишком часто не оскорбление, а дельный совет.
Ему-то я и следую, когда вместе с Джейн дохожу до границы, вытаскиваю из кобуры палочку и, вскидывая ей, аппарирую ко входу в Азкабан.
Унылое место с серым массивным строением и бледным морем. Здесь, кажется, могут высосать не только душу, здесь давно уже высосали все краски и звуки из этого кусочка мира и вряд ли хоть кто-то может долго работать здесь, не сходя сума. Кажется, после войны здесь появились охранники-маги. Кем надо быть, чтобы здесь работать?
И, неприятным уколам, противная мысль в духе все того же моего неумирающего "оптимизма":
"Поживи еще пару лет так, как живешь ты, Поттер, и это место станет лучшем местом для твоей карьеры."
Я сжимаю в руке палочку, отворачиваясь от неуместных сейчас разглядываний видов, когда рядом раздается парочка приглушенных хлопков аппарации. Я коротко киваю в ту сторону, почти неосознанно и даже не глядя и перехватываю взгляд Гофман. Что ж, сейчас она наш командир и я готов отзываться на малейшее движение ее руки.

Отредактировано Harry Potter (2014-05-11 04:33:37)

+5

10

Ремус думал, что хуже уже не будет. Куда уж, спрашивается, хуже, когда твоя жена пропала? Но нет, судьба, у которой, определённо, ужасное чувство юмора, распорядилась иначе. Это странное понятие - Судьба - наверное, решило, что нервная систему Лунатика расшатана недостаточно, а переживания не достигли пика своего, а поэтому лучшим вариантом для мужчины будет - получить информацию о походе жены в магическую тюрьму.
Если честно, ожидал Люпин всего, только не Азкабана. Конечно, дело ясное, что теперь, когда там нет дементоров, тюрьму приходилось проверять с удвоенной, а то и утроенной тщательностью. Понятно, что проверять столь важный объект, кроме как аврорам, некому. Но это не отменяет вопроса, почему о таком походе Ремус ни сном ни духом. И переживаний это тоже не отменяет. Даже наоборот, после слов об Азкабане в душе мужчины всё рухнуло куда-то вниз, без надежды на возврат в нормальное состояние и положение. Если Дора не посчитала нужным его оповестить, значит, была уверена, что вскоре вернётся. А если не вернулась, значит что-то, непременно, случилось.
Впервые он был не рад тому, что в тюрьме нынче нет дементоров. Существа они, спору нет, отвратительные, жуткие и не внушающие нисколько симпатии, однако же, могли удержать заключённых в заточении своих же мыслей. В их присутствии побеги планировались с меньшей вероятностью, нежели при их отсутствии. Более того, против дементоров работал патронус, а вот в случае побега заключённых патронусом не отделаешься.
Кроме всего прочего, без такого рода охранников наказание, в виде лишения свободы, получалось каким-то слишком мягким. Возможно, когда-то Люпин и думал, что никто не заслуживает поцелуя дементора, или же, в целом, нахождения рядом с ним. Но сейчас, стоит оборотню вспомнить, какие личности отправились в Азкабан, как любой след жалости исчезает и, ненароком, появляется призрачное сожаление, что дементоры умеют только "целоваться".
И в данный момент, Тонкс находилась в непосредственной близости с теми... созданиями, которых людьми назвать не повернулся бы язык. Возможно, прямо сейчас там происходит нечто ужасное, супруге грозит смертельная опасность, а он? Его до сих пор нет рядом. А уж о том, что может быть слишком поздно, Рем старался не думать.
Совет избегать паники был как нельзя кстати. Хотя мужчина и не был склонен к разного рода истерикам, но дрожь в руках, пока ещё не заметную другим, нужно было быстрее унимать. Если придётся взяться за палочку, в чём Люпин не сомневался, рука должна быть твёрдой.
"А мысли трезвыми и здравыми..." - поддакнуло внезапно проснувшееся подсознание.
И всё же, несмотря на чехарду в голове, несмотря на невообразимый микс довольно противоречивых чувств, Рем был благодарен этим людям. Благодарен уже за то, что они послушали и, не задавая лишних вопросов, не убеждая верить в хорошее, просто начали действовать. И ведь даже не попытались отправить Лунатика домой, что было бы совершенно бесполезным действием. Вместо этого, все поспешили добраться до места возможной аппарации.

Азкабан, как и следовало ожидать, встретил их холодным неприветствием. Место, надо отметить, не самое приятное. Напротив, невероятно мерзкое и совершенно не внушающее желание тут находиться. Даже отсутствие дементоров его нисколько не красило и не улучшало. Казалось, сами стены этого огромного массива пропитаны насквозь отчаянием и страхом людей. Будто само пространство, без помощи стражей, может высосать из человека душу. До этого момента Ремус не имел счастья посетить данное "живописное" место, и сейчас был очень рад, что подобной возможности ранее на его долю не выпадало. С другой стороны, мысли о том, что его жена в подобной обстановке уже довольно большое количество часов не радовали. Совсем не радовали.
Но сейчас обстановка не главное. Окажись Люпин тут по другому поводу, он, возможно, огляделся бы получше, с целью рассмотреть впечатляюще-пугающий пейзаж. Но в данный момент мужчина вообще мало о чём мог думать, и окрестные пейзажи в разряд "мало что" не входили.
Крепко сжимая в руках палочку, оборотень оглядел массивные серые стены. На такой огромной территории быстро сообразить, куда пойти в первую очередь, крайне сложно. Даже вообразить было нелегко, какими коридорами могла пойти небольшая группка авторов, проверяя обстановку. Должно быть, именно по этому Гестия была отправлена за неким аналитиком.
Предположим, пока Ремусу было не понятно, чем данный, весьма неприветливый, вызывающий желание хорошенько на него огрызнуться молодой человек мог помочь.
"А каким был бы ты, Люпин, если бы тебя подняли в выходной день так рано?" - язвительно заметил внутренний голос, и за свою язвительность был тут заглушён разумом, как крайне нежелательная активность.
Вообще, будь воля Рема, он бы уже рванул в недра Азкабана на поиски. Конечно, воля у него была, но пора было включать то полушарие мозга, которое руководствовалось логикой, а не эмоциями. Ведь он даже предположительно не знает возможный маршрут, а у авроров, наверняка, есть дела поважнее, нежели искать тут ещё и его.
Так что, теперь оставалось вспомнить старую добрую традицию - ждать приказа. И, учитывая, что причиной переполоха и поднятия аналитика с постели стал Люпин, лучше бы ему пока помолчать, дабы не высказать чего-нибудь лишнего. Ситуацию, наверное, этому человеку лучше услышать от коллег.

Отредактировано Remus Lupin (2014-05-15 01:32:23)

+4

11

Гофман стояла опёршись о стену тюрьмы и курила в ожидании прибытия Гестии и этого ну не сильно любимого аналитика Дерика. С последним отношения коллега-коллега напоминания отношения собака-кот, впрочем, сейчас он пригодится, тем более, если вдруг и произошло что плохое, а в этом почему-то сомнений не оставалось, именно Клайву выпадет работа над этим всем размышлять.
- О! Явились не запылились. – Гофман искоса глянула на аналитика. – А чего так долго? Запутался в своих штанах, или не ожидал, что поднимут около пяти? Впрочем ладно, в суть происходящего, думаю, тебя посвятила Гестия, если нет, то могу посвятить я. Пока что же, предлагаю направиться на уровень, где обитают «милые пожиратели», дабы удостоверится, что неприятности не исходят именно от них.
И в этом Джейн тоже сильно сомневалась. Вот от кого, так именно от пойманных пожирателей и могла исходить опасность, особенно, если нашёлся придурок и помог им обзавестись палочками. Вообще их следовало отправить на свидание с дементорами, но их, можно сказать, помиловали и отправили на своего рода курорт с не слишком красивым названием «Азкабан». Так кроме всего прочего и охраняли их волшебники. И плевать, что хорошо подготовленные, но это люди и их можно склонить на свою сторону. Впрочем, не суть да дело, с этим разбираться не Гофман и уж точно не аврорам, которые сейчас выступают боевой единицей, а вот этому аналитику, которого Джейн просто порвала бы за всё хорошее, поскольку Деррик, по мнению женщины, относился к разряду «чистюль», которые жаждали выполнять лишь столько, сколько отведено нормами.
Докурив, женщина кивком головы указала следовать внутрь, при этом вперёд она пропустила Ремуса, поскольку уж кто-кто, а этот человек сведущ в боевой магии. Но что-то подсказывало, что не потребуется тут от кого-либо защищаться, с другой стороны, то, что слишком в тюрьме тихо и никто их не встречает тоже не есть хорошо. Что-то случилось и это куда больше чем простое чаепитие в компании обслуживающего персонала.
Не сильно думаю, вся дружная и не очень, компания следует на этаж, где должны находиться заключённые пожиратели. Возможно, это они зачинщики, хотя куда им… Разумеется, если кто-то не помог, но тогда кто? Времени думать нет, есть лишь время действовать.
Гофман быстро минует пролёт за пролётом, словно это не целые этажи пролетают, а всего-то пару ступенек. Палочка уже наготове, на языке вертится хоровод заклинаний, одно из которых готово сорваться и полететь по направлению к цели.
Однако этого не требуется, поскольку, поднявшись на нужный этаж в нос ударяет запашок, при том это в слишком уменьшительной форме сказано, поскольку он здесь такой, что будь здоров.
На самом деле отнюдь не «запашок», а смрад, да ещё такой, какой учудить надо. Кроме того, стены уж слишком тёмные, что явно говорит о том, что что-то не так. Слишком не так, совершенно не так, как должно быть.
Чтобы убедиться в своих догадках, Гофман проводит пальцем по стене. Да, так и есть, горело хорошо, но довольно быстро. И это ужасно плохо. Таких заклинаний мало, и скорее всего здесь поработало адское пламя.
- Итак, коль я не ошибаюсь, мы имеем нечто большее, чем какие-то маленькие недоразумения. Судя по копоти на стенах, по коридору прошлось адское пламя. – Заключает Гофман, не раз видевшая то, как это заклинание работает, да и чего грешить, пару раз она сама его запускала.
Так что вопрос в том, живы ли Тонкс и Робардс, остаётся открытым, да ещё под жирным знаком вопроса. Искать надо быстро, сейчас уже гонка просто с нереально большими скоростями.
- Время – деньги, точнее жизнь. – Джейн быстро прикидывала, кто мог запустить такое заклинание, и на языке опять вертится лишь одно слово: «пожиратели». – Начнём с камер пожирателей. Разделяемся и ищем Тонкс с Робардсом. – Почему-то у Гофман нет сомнений, что они на этом этаже, сомнения лишь в том, живы ли они, или же уже нет. А если и живы, то можно ли их спасти.
Джейн идёт рядом с Гестией, где-то идут остальные. А картинка не меняется. Чёрные от копоти стены, застывшие в нелепых и ужасных позах жертвы. Такая смерть это отнюдь не награда, поскольку умирая, даже пару секунд чувствуешь этот ад на своей шкуре. Вновь тела, вновь угли, где-то почти рассыпавшиеся конечности, где-то полу рассыпавшееся тело какого-то заключённого. Спастись в таком аду вряд ли кому удалось, разве что если это пламя ушло всё в одну сторону…
Но гадать не сильно хочется, хочется знать правду, хоть самую хреновую, но правду.
- Гес, - Алексиус указывает вперёд, - вроде это не мираж и там лежат вполне себе два целых тела.
Не особо стараясь услышать ответ, Гофман приближается к лежащим на каменном полу. Сердце предательски и сильно стучит, словно желает вырваться прочь, а в голове появляется не слишком хорошая мысль, которую женщина быстро прогоняет.
Да, так и есть, перед ней её шеф, в которого чем-то попали и не слишком слабо, а рядом Тонкс. И, по сравнению с увиденными ранее жертвами заклинания, они целы. Только ли живы? Хочется верить, что да.
Гофман по очереди проверяет пульс у Робардса и у Доры. Еле заметный, буквально нитевидный, но он есть, а это уже хороший знак.
- Так, срочно в Мунго, со мной остаются Поттер и наш мистер аналитик, остальные прочь с моих глаз в больницу, а то может быть слишком поздно.
«Лучше, чтобы не было», - отмечает про себя Джейн, наблюдая за тем, как Ремус и Гестия вместе с раненными уходят прочь из этого ада. Их она придёт проведать позже, а сейчас оставшихся ждёт работа.
- Клайв, коль не ошибаюсь, искать причину всего это по твоей части и давай без сарказма и издевок, побойся бога или чего там… - Гофман закуривает. – Мы же с Поттером быстро пройдёмся по этажу, поищем, может ещё кому посчастливилось выжить…

+3

12

– Ребят, чего вы топчитесь? Я вам тут аналитика живого приве… - начинаю я сразу же после хлопка аппарации и тут же замолкаю, глядя на кислые мины всех присутствующих. Поттер выглядит необычайно серьезным, Гофман угрюмо курит, прислонившей к серому камню возвышающейся над нами башни, а бледный Ремус ни живой не мертвый маячит между ними. Любое мое желание шутить и разряжать обстановку как рукой снимает, и остается лишь желание прижаться к земле, закрыть глаза, уши и уснуть непробудным сном. А потом проснуться в своей любимой картинке, в родной кроватке, любуясь солнечным Косым Переулком.
«Разрушенным Косым переулком, над чем постарался мудак Долохов», – проносится в голове мысль.
В Азкабане я была всего несколько раз, когда мы конвоировали задержанных лордовских ублюдков и когда совершали проверку дежурных. О последних думать не хочется – как ребята вообще здесь выдерживают? Со слов Робардса знаю, что большинство из них спиваются в самом начале карьеры, поэтому многих ребят быстро повышают и переводят из Азкабана в главный офис. Видела я их – нервные и вечно всем недовольные.
«Никогда не стала бы работать в этой дыре».
Ежусь от холода, хотя моя аврорская мантия довольно теплая. Чувствую, что на лбу выступили крупные капли холодного пота, и вытираю их рукавом. Мы идем медленно и молча, словно похоронная процессия, лишь иногда Гофман роняет какие-то фразы, и звучат они в этой тишине слишком неестественно.
Когда мы ступаем на каменную винтовую лестницу, бесконечно тянующуюся вверх, я тянусь к карману, чтобы взять пачку сигарет, но тут же мои руки замирают. В нос ударяет гадкий запах гари – запах горелого дерева, дыма и… мяса. Я непроизвольно закашливаюсь, на глазах выступают слезы, и немного задерживаюсь. Подобное может очень просто вывести меня из колеи, ведь я слишком хорошо помню этот запах с детства, когда на моих глазах совершилось нападение на Косой переулок, и рядом со мной заживо горели мирные люди.
«Взяла сейчас же себя в руки», - приказываю я себе. Интонации моего внутреннего голоса в который раз напоминают мне манеру речи Грюма. Был бы он здесь и увидь меня, непременно устроил бы выговор.
На заявление Гофман об адском пламени хочется выматериться самыми грязными словами, но делаю я это мысленно – все еще не могу нормально разговаривать. Нарушаю тишину лишь тогда, когда мы оказываемся почти на самом верху – у камер самых опасных заключенных, приговоренных к пожизненному гниению на этом веселом курорте.
Именно в этом месте я понимаю, откуда все началось. Здесь на стенах осталась лишь копоть – огонь не тронул этаж, но уже этого достаточно, чтобы начать сходить с ума от удушающего запаха.
Достаю волшебную палочку и проговариваю заклинание:
- Inspiratio.
И не узнаю своего голоса.
- … вроде это не мираж и там лежат вполне себе два целых тела, - слышу голос Гофман из узкого коридора.
- Дерьмо, - вырывается у меня. Я бесцеремонно отодвигаю Деррика – кажется, прямо в одну из камер, затем немного толкаю Поттера – бросаю на него извиняющийся взгляд. Даже не знаю, к кому кидаться первой, к лучшей подруге или к Робардсу.
«Нет-нет, они не могут быть мертвы!», - думаю я в панике, но Гофман, которая прощупала их пульс, кажется, относительно спокойна.
- Господи, - облегченно вырывается у меня, после чего я замечаю то, на что, кажется не обратили мы внимание поначалу, занятые переживаниями о своих людях.
Указываю на три открытых камеры.
- Мы в большой заднице, господа, и это факт, - дрожащим голосом произношу я. – Не помню, какие именно ублюдки сидели в этих камерах, но все дело как раз в том, что именно сидели, в прошедшем времени.
Но тут же замолкаю, когда мне поступает распоряжение отправиться в Мунго. С одной стороны я безумно рада выбраться из этого проклятого места, но в то же время я чувствую, что здесь может понадобиться помощь. Но я не в детском саду, чтобы спорить.
Я подхожу к Гавейну – он слишком бледный, с трудом верится, что он жив. Касаюсь его волшебной палочкой и шепчу:
- Mobilicorpus.
Бессознательный Робардс поднимается с пола и теперь находится полностью во власти моей волшебной палочки.
- Осторожней там, ребята, - бормочу на прощание коллегами и направляюсь в сторону лестницы. Позади себя слышу, как идет Ремус и Тонкс. Почему-то от этого мне спокойнее, что я не одна двигаюсь по этой крепости. Проходя мимо самого выжженого места, я резко задерживаю дыхание, но ненадолго – вижу в проходе, ведущем в один из коридоров, обугленные кости. Отчего-то не сомневаюсь, что это один из авроров. Оборачиваюсь, смотрю на Люпина – это тоже придает мне сил. Присутствие этого человека всегда успокаивало меня, и хорошо, что сейчас рядом он.
На улице я вдыхаю во всю грудь, но все еще чувствую запах гари и жаренной плоти. Вытираю со лба пот, с глаз слезы и обращаюсь к Ремусу.
- На счет три, да? – имею в виду аппарацию.
И, не дожидаясь ответа Люпина, снимаю с Гавейна Мобиликорпус, приседаю и вцепляюсь в его мантию. Отсчитываю три секунды и аппарирую в клинику.

заклинания

Inspiratio  - втягивает в волшебную палочку газы, запахи, дымовые завесы и т.д.
Mobilicorpus – левитирует живых существ.

+3

13

Когда мы, наконец, трогаемся с места я готов благодарить всех богов и демонов, что что-то вокруг меня, наконец-то, пришло в движение. И плевать, что стояли мы на улице от силы пару минут, и плевать, что наличие аналитика было необходимо, но каждая минута промедления здесь, на улице, острыми шипами впивается мне в пятки и ладони, подгоняя, вынуждая идти, действовать, проверять.
И я малодушно мечтаю не найти ничего, даже если все внутри сжимается от плохих предчувствий, а на входе нашу невеселую компанию не встречает никто из охранников. Все, кажется, против нас, но мне так хочется глупо верить, что нам все кажется и на самом деле и Тонкс, и Робардс просто заболтались и... Ох, черт, это даже звучит так глупо, что как бы мне не хотелось, в это не получается верить.
Я коротко киваю Деррику, почти не задерживая на нем взгляда и спешу следом за Гофман нырнуть в эти слишком тихие коридоры проклятой тюрьмы.
Мы идем, спешим, даром что не срываемся на бег, по коридором отражается звук наших шагов, мы наполняем помещение звуком, но все равно вокруг нас слишком тихо и эту тишину я тоже сейчас ненавижу. Последние глупые, неубедительные, робкие надежды на то, что все лучше, чем кажется, тают на глазах. Я даже не успеваю поймать их остаток, когда в нос ударяет отвратительная вонь, а на очередном этаже нам под ноги ложится угольно-черный коридор.
Я уже не стажер, но и аврор еще не слишком бывалый. Я не могу сказать, что на работе сталкивался уже с чем угодно и что Адский Огонь - это то, что мне доводится наблюдать по десять раз на дню. Но я был на войне и там испытал намного большее, чем в аврорате. И этот отвратительный Огонь - тоже.
Сейчас, на мгновение замирая на пороге, я чувствую, как мое тело прошивает холод, пальцы сводит на палочке и кровь отливает от лица.Перед глазами встает этот огонь там, в Выручай-Комнате, фигуры школьных врагов на нелепой башне из мебели, потные ладони, запыхавшиеся рядом друзья и очередной хоркруст, исходящий предсмертной ненавистью в умирающей Комнате, которая когда-то так нам помогала.
Кошмары о войне не отпустили меня до сих пор, но за последние пару лет стали сниться гораздо реже. И сейчас я с ужасом понимаю, что ближайшие несколько недель мне предстоит спать именно там - в это проклятой и проклятой войне.
А затем снова себя отдергиваю. Чертов эгоист! Мы не знаем, живы ли наши коллеги, наши друзья, а я тут волнуюсь о том, какие сны мне буду сниться. Злость на себя подстегивает, придает сил и я, скрипнув зубами, вскидываю палочку, ускоряя шаг и догоняя такую не дрогнувшую Джейн. Каждое задание в ее компании - новый повод уважать и восхищаться этой женщиной. Уверен, однажды именно она станет Главным Аврором и плевать на пол.
Мы стремительно идем вперед, не придавая значения мертвым, не присматриваясь к телам и даже понимая, как это не правильно, я пользуюсь этой возможностью. Я тоже не хочу смотреть на них, разбираться в трупах, выискивать среди них Тонкс и... Во всех этих телах еще придется разобраться, сюда еще прибудет группа на опознание, мы еще получим список их имен, а их семьи - печальные уведомления, но все это буде не сейчас. И я чертовски рад, что могу вмести со всеми пройти мимо, стараясь не обращать внимания ни на вонь, ни на тела, продолжая выискивать только нужных нам люде и веря, что их мы найдем в совсем другом виде.
И мы их находим. Старший аврор Гофман их находит. И я, стоя рядом, все так же сжимая палочку, на мгновение облегченно прикрываю глаза, невесома выдыхая. Живы. Слава Мерлину, живы.
Я так и стаю рядом, когда Ремус и Гестия забирают их. Я обязательно появлюсь сегодня в Мунго. Как только освобожусь - сразу туда. Я должен, обязан, не могу не знать, как там с Нимфадора! Но не сейчас.
Я уже было срываюсь вслед за Джейн, но спотыкаюсь на месте, остановленный ответом Деррика. Замираю, бросая на него короткий взгляд, оборачиваюсь к аврору Гофман и, нетерпеливо сжимая в руке палочку, переступая с ноги на ногу, снова смотрю в даль коридора. Я бы сорвался с места, двинулся вперед, но даже я, сотни раз нарушающий правила в школе, сейчас понимаю - в экстренной ситуации все должно быть быстро и четко, а еще необходимо соблюдать субординацию. Старший аврор здесь не я и не я раздаю приказы, а потому не могу умчаться вперед, проверяя каждую дверь и угол. По крайней мере, не раньше приказа Джейн.
И я, все еще переступая с ноги на ногу, чувствуя себя не то псом, учующем добычу, не то еще какой-то животной тварью, стою на месте,ожидая, что решат они с аналитиком и когда я уже смогу кинуться вперед.
Лишь бы делать хоть что-то.

+4

14

- Коль ты так жаждешь, то пожалуйста, как говорится, с глаз долой из сердца – вон. – Джейн указала в сторону, откуда они пришли. – Выход – там, надеюсь, доблестный аналитик его не проморгает, успешно найдет и примется за свои непосредственные обязанности.
Договорив, Гофман тут же переключила внимание на стену, словно она была куда интереснее, чем всё остальное. С аналитиком у них рабочие отношения не складывались и все совместные дела протекали через пень-колоду с кучей сарказмов, издёвок и прочих прелестей взаимной антипатии. И аврор это пока что не горела желанием менять, благо с Дерриком она пересекалась редко, хотя могла бы и чаще, да только всегда старалась увильнуть. Всё-таки работать хочется в нормальном коллективе и с нормальными партнёрам, к числу которых этот парень не относился.
- Поттер, пошли патронус в аврорат, объясни, что у нас тут побег и несколько наших, включая бравого Робардса, ранены. И потом уже посмотрим, что да как… И, в отличии от нашего бравого аналитика, стремящегося быстрее отсюда уйти, мы с тобой остаёмся.. – Джейн отошла в сторону, закурила. – Ах да, Клайв, я к тебе позже зайду, поболтаем о случившемся.  Или ты желаешь остаться?
Как бы не хотелось его избегать и прыскать на его высказывания ядом, но работать вместе придётся. То ли дело Поттер из которого энергия просто фонтанирует аки гейзер. Его надо срочно на самую активную работу, но это потом. Для начала – надо разобраться с тем кто и как сбежал из этой, уже скорее всего, якобы, неприступной тюрьмы, коей Азкабан являлся с дементорами, а без них это лишь высокие толстые стены, да море и скалы вокруг. При желании, сбежать может каждый. Хотя вопрос в том, откуда у них появились палочки.
В то, что сказал Клайв, Джейн не верила. Нет, конечно, начальник бывает эмоционален, но он не дурак и не самодур, уж точно палочки перед носом у пожирателей держать не будет, ведь ему как никому другому известно, на что они способны. Так что, получается что оружие пронесли. И надо найти того, кто это сделал.
- Ладно, Поттер, – Гофман затушила сигарету, - начнём с осмотра этажей. Хоть это и адское пламя, оно не выжгло всю тюрьму. Заодно посмотрим, сколько погибших, идентифицировать их сейчас мы не сможем, так хотя бы подсчитаем и да, - Джейн посмотрела на то место, где лежали Тонкс и Робардс, - наши коллеги были не одни… В Азкабан вдвоём не шибко любят ходить. Но это уже по части нашего чистюли аналитика, верно?
Аврор зыркнула на Клайва. Да, добротой во взгляде не пахло у обоих. Наверное, оставь их одних в помещении и слегка нагнети обстановку – будет минимум драка, максимум – дойдут до заклинаний, только тогда успех будет на стороне Гофман. Так что им было лучше держаться на каком-то расстоянии, или же, чтобы между ними был некий барьер. Сейчас таковым являлся Поттер, поскольку в его присутствии эти двое пока что не перешли на что-либо большее, нежели сарказмы и колкости. А вот что будет, если Поттер куда-то уйдёт – загадка.
Но на данный момент не до неё. Надо разобраться, что да как произошло в этой чёртовой тюрьме, определить, кто сбежал, кто погиб. Беглых преступников в розыск, по остальным, по крайней мере Гофман, плакать не будет.
Вновь глянув на аналитика, женщина пошла вглубь коридора в поиске чего-то хоть сколь-нибудь интересного и полезного.

0

15

Патронус, так патронус. Не то, чего мне хотелось бы, но уже больше, чем ничего. Так что я без лишних слов вскидываю палочку, почти что на автомате вспоминаю улыбчивые лица родителей и наблюдаю, как с палочки срывается так хорошо знакомый мне олень. Когда-то заклинание патронуса было моим самым любимым и лишь начав работать в аврорате я понял, какие подводные валуны оно скрывает. Те воспоминания, которые должны приносить счастья, почти затираются, становятся просто рабочим инструментом и хотя твое сердце все еще реагирует на них, ты думаешь о них все больше только затем, чтобы отправить какое-то сообщение начальству. А каком уж счастье тут может идти речь? Если об этом задумываться, то становится неимоверно больно от того, что стало с твоим самым сокровенным, поэтому-то я и не думаю об этом. Стараюсь не думать. И пользуюсь совиной почтой даже ради коротких сообщений, если на то есть возможность.
Благо, сейчас не до размышлений и я формулирую предельно короткое и ясное сообщение в аврорат. Что-то вроде: "Побег из Азкабана. Есть жертвы, точное количество убитых и их личности пока неизвестны. Аврор Люпин и главный аврор Робардс ранены. Доставлены в Мунго аврором Джонс. Авроры Джейн и Поттер на месте преступления. Необходима поддержка соответствующих специалистов."
Ну или как-то так.
Любое действие лучше, чем ничего, а потому я с готовностью хватаюсь пусть бы и за осмотр. Впрочем, когда среди нас аналитик, все более конкретные вопросы и впрямь остаются на него. Пожалуй, оно и лучше, потому что самому мне ужасно делать каждый шаг и всю эту невыносимо долгую секунду все еще не знать, кто именно сбежал из этих камер. Сам бы я, наверное, уже отправил бы очередного патронуса с запросом в Министерство или переворачивал бы Азкабан, уверенный, что и здесь должна вестись документация, кто в каких камерах был заключен. А так у нас есть Деррик и это удерживает меня от действий, на которые мне не давали указаний. Я не говорю, что мне легче от этого, но сомневаюсь, что в противном случае я справился бы с собой.
А еще ужасно переступать через выжженные до неузнаваемости тела и оставлять их на месте. Ничего не делать, не предпринимать, а только ждать, когда явятся эти самые "соответствующие специалисты" и займутся своим делом. Черт, как же много здесь "не моего дела", кто бы знал, как это хреново!
По тем, через кого я переступаю, сразу видно, что признаков жизни здесь искать не приходится и каждый шаг по этому треклятому коридору только подтверждает - да, Адское Пламя все так же отвратительно, как я его и запомнил и оно все так же никого не щадит и ничего после себя не оставляет. Как Тонкс с начальством выжили - настоящая загадка! И, похоже, они же и единственные наши свидетели.
Одно хорошо в нашем случае - огонь прокатился только по одному этажу. Это становится ясно после быстрого и беглого осмотра на лестницу ниже и выше. Там все те же запертые камеры с преступниками разной степени виновностью, но ничего дельного от них узнать не удается. Азкабан - достаточно неприступное, громоздкое и толстостенное сооружение, чтобы бой на одном этаже на других отразился только сдавленным рокотом, да и то, наверное, только когда по коридору побежал всепожирающий огонь. Друге дело, охрана Азкабана. Неужели вообще все, кто пришел на место дементоров, так и полегли в этом коридоре? Не верю я в полное отсутствие логики и профессионализма у людей, которым поручили охранять единственную в Британии магическую тюрьму. Должен же был хоть один человек остаться на страже, чтобы в случае чего вызвать подмогу, когда все остальные, видимо, кинулись на выручку аврорам? Если он где-то здесь и есть, то подмогу он не вызвал. Может быть, именно беглые пожиратели убедили его воздержаться от этого шага, но, как бы там ни было, не проверить я не могу.
Отвратно разве что, что с географией Азкабана я не знаком и понятия не имею, где искать возможную комнату охраны. Глупо думать, что я справлюсь за пять минут, а потому спускаюсь обратно к Гофман, моему прямому начальству на данный момент.
- Аврор Гофман, докладываю: другие этажи в порядке, заключенные целы, но ничего не знают. Думаю, кто-то из охраны Азкабана должен был бы остаться на месте, даже в случае тревоги. Если он и не знает ничего про нападение, то хотя бы в курсе, кто сегодня был на смене. Вы знаете, где может находиться помещение охраны?

+1


Вы здесь » Carpe Retractum » Архив незаконченных отыгрышей » Quest 5.1 ♦ Рок-н-ролл, господа авроры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC